Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Новая Россия - Образ победы

IсХс.jpg

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


Мои блоги:
....................................................................................................
1. Новая Россия - Образ победы.
2. Идея.
3. Ядерный спецназ.
4. Колея.
5. Будущее России.
....................................................................................................



По обстоятельствам личного плана работа над блогом (при)останавливается.


Новая Россия - Вводная


Доброго времени суток. Меня зовут Андрей Быстров. Позвольте поделиться с вами моими размышлениями.

С каждым днем думающим людям, пусть даже и не имеющим доступа к полноценной информации, становится все яснее, что Россия медленно, но верно сползает к краю пропасти. Колесо Истории, похоже, подводит нас к большим потрясениям. К которым мы не готовы. Ни как государство, ни как нация. А учитывая, что против нас действует умный и сильный враг, да еще вдохновленный предыдущей, промежуточной победой (развал СССР и превращение РФ в полуколонию, от положения которой мы с таким трудом ушли), вероятность уничтожения России в ее нынешних границах, и, главное, Российской Цивилизации становится сегодня как никогда реальной.

И совершенно очевидно, что российские власти, будучи словно в некоем мороке, не справляются с задачей переформатирования страны в реально независимую и развивающуюся. Что, наряду с мощным внешним давлением, чревато взрывом. Социальной ли, криминальной ли, какой ли иной, но революцией. Что, весьма вероятно, добьет нашу страну.

Учитывая это, общество ОБЯЗАНО найти в себе силы и сформировать некие механизмы поддержки и власти и государства. В надежде на совершенствование принципов их функционирования.

Поскольку задача огромна и нетривиальна, искать способ ее решения на проторенной дорожке политики и подковерных телодвижений, видимо, безполезно. Нужны неординарные шаги.

Причем, не какие то глобально-резкие. Как любая большая система, нынешнее государство, нынешняя власть имеет определенный вектор движения и огромную массу интересов (то есть, огромную инерцию). И любая попытка сменить курс одномоментно, рывком, по-моему, приведет лишь к гибели системы. Которая, как бы несовершенна она ни была, все же лучше, чем ее отсутствие.

Стало быть, в обществе должны найтись силы, которые, работая в рамках существующей системы, способны были бы организовать ряд проектов, которые скорректировали бы вектор развития страны в правильном направлении. Только длительная и упорная работа в состоянии пусть не быстро, но и не разрушающе изменить курс. Мое мнение.

Позвольте предложить Вашему вниманию проект строительства новых городов в России. Заложенное в нем сочетание массового строительства в качестве основного и классического драйвера роста, наличие действительно суверенного центра денежной эмиссии и проектно-плановый принцип развития в состоянии обезпечить мощный синергетический эффект. Мое мнение - это тот самый рычаг, с помощью которого можно "перевернуть" (т.е., переформатировать) страну. Потому что, стоит власти сделать хотя бы первые шаги по его реализации, сама его внутренняя логика потребует следующих.

Причем, проект может внедряться (хотя бы в качестве эксперимента, в первые годы) на т.н. опричном принципе. Возможно ли развитие инородного тела в "организме" современной России? Я уверен, что да, возможно. При условии, если этот проект поддержат серьезные силы. Если же такой поддержки он не найдет, еще один шанс на относительно безболезненный выход из тупика, в котором мы оказались, будет упущен. В условиях разворачивающейся 3-й мировой войны. Только и всего.)))

Причем, надо понимать, что, в отличие от прочих инородных тел, внедренных в Россию, это станет не паразитом, а наоборот, мощным генератором обновления, омоложения всего российского "организма".

Иначе говоря, если необходимая поддержка будет оказана, этот проект может стать первым действительно общенациональным и созидательным проектом за все постсоветское время. Во многом, спасительным для страны.


Новые города - новая Россия


- Абстракт.
- Как это будет выглядеть.
- Опасно.
- Зачем это все.

- Преобразование России путем строительства и реконструкции агломераций.
- Земля, жилье, образование, здравоохранение, материнство и детство, социальная и пенсионная системы.

- Выбор мест размещения новых агломераций.
- Принципы застройки городов агломераций.
- Земля.
- Вода и природоформирующая деятельность.
- Новая столица.
- Жилье в РФ.

- Новое административно-территориальное деление РФ.
- Империя.

- Развенчание мифа.
- Общественный капитал.
- Общественный капитальный фонд РФ.
- Всероссийский Наблюдательный Совет.

- Некоторые налоги.
- Инвестиции.
- Валютное регулирование.
- Новые внутренние квази-оффшоры.
- Глазьев.
- Ипотека.

- Вариант внешнего финансирования.
- Еще вариант внешнего финансирования.

- Губернская община.
- Однако, будем реалистами...
- Корпорации развития территории.
- Мега-корпорация РФ.
- Кредитно-страховой фонд РФ.
- Большой фонд РФ.

- Распределение доходов с общественного капитала.

- Конкуренция.

- Некоторые ключевые точки системы.
- Деньги.

- Органы власти и управления.
- Центр мониторинга и анализа важных актов при Президенте РФ.
- Выборные.
- Дворянское собрание и Купеческая гильдия.

- Иммиграция.
- Рабочая неделя.
- Массовая безработица в ближайшие годы.
- Бедность.

- Глазьев. Как разорвать порочный круг самоуничтожения российской экономики.

- ЦИС.
- ПАК НЦУО.


Пилотный проект


- Пилотный проект.
- Подключайтесь!
- Дополнительные материалы.


Зачем нужны новые города, построенные по описанной выше системе


Пятиэтажки...
Школа средняя резиновая.
Что тут реконструировать? Просто построить с нуля, рядом.
Бардачок-с...
Петербург, Мурино.
Краснодар.
Еще Краснодар.
Новосибирск.
Петербург, Калининский район.
Челябинск.
Новороссийск.
Сочи.
Красноярск.


Внешняя конкуренция


- О последствиях вступления России в ВТО. Часть 1. Часть 2.


Технологии


- В догонку за VI ТУ – Часть 1. Часть 2. Часть 3.
- DARPA vs Сколково


Климат


- Sustainable development.
- Заговор.
- Климат.


Нефть


- Нефть.


Жизнеобезпечение


- Умные сети или бездумное централизованное ресурсоснабжение.
- Зимний блэкаут: как сохранить системы теплоснабжения мегаполисов. Часть 1. Часть 2.
- Тепло – жизнь города, а его отсутствие…
- Автономные энергоустановки на местных видах горючих и возобновляемых источниках энергии.
- Теория решения изобретательских задач в инфраструктурной безопасности.
- Технология локальной вакуумной переработки стоков и соленых вод.
- Царь Зима, генерал Мороз и рядовой Ватник.
- Smart Grids будут внедряться по всей Калининградской обл.


Чудеса


- Чудеса.


Разное


- Жену отдай дяде, а сам иди к ...
- Запад зависит от российского рынка?
- Социальное государство.
- Рост ВВП обезпечат агломерации.
- Финансирование НТП.
- Инвестиции или смерть.
- Нерентабельность лжи.
- Постиндустриальная революция?
- К вопросу о международном разделении труда.

- Откровение.
- Откровение 2.

- Россия как она есть.




Мои блоги:
....................................................................................................
1. Новая Россия - Образ победы.
2. Идея.
3. Ядерный спецназ.
4. Колея.
5. Будущее России.
....................................................................................................




Опасно

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


Самая большая опасность (если исключить нового Пиночета во главе России) - это приход к власти "демократической оппозиции". Что не только не исключено, но, с течением времени, представляется все более вероятным.

Опасность вот в чем.

Главная проблема России - истощение основных фондов. (Ну, или одна из главных, наряду с научно-технической отсталостью.) Именно из-за этого истощения (не только, конечно, но в основном) в последние годы реальный ВВП страны проседает. И для восстановления и наращивания основного капитала страны нужны огромные деньги.

А теперь посмотрим что будут делать демократы после прихода к власти. Они, очевидно, проведут ряд реформ: помимо прочего, сократят административный пресс на бизнес, особенно малый и средний, снизят налоговую нагрузку, сократят гос расходы, примут меры по сокращению коррупции. Экономика, благодаря всему этому, получит глоток свежего воздуха, у некоторых граждан (в основном, в крупных городах) поползут вверх доходы. Ну, глубинке не так уж много и достанется - ее, как обычно, не позовут на этот праздник жизни. Но основного получателя доходов глубинки - пенсионера и бюджетника - все же постараются сильно не обидеть, чтобы его реальные располагаемые доходы, хотя бы, не падали. Резкое сокращение госрасходов по некоторым статьям (прежде всего, силовым, инвестиционным и на госуправление) позволит какое то время платить им хоть что то. А люди в глубинке у нас терпеливые, да если еще по телевизору продекларируют новую надежду на светлое будущее...

Ну и Запад, глядишь, бросит какую-никакую кость российским демократам. Многого не ждите), но некоторые санкции могут и снять. Впрочем, не самые серьезные.

А теперь вспомним что экономисты Ханин и Фомин предложили для спасения страны: сократить вдвое потребление граждан, а состоятельных слоев (живущих в тех самых больших городах) - в ШЕСТЬ РАЗ. Чтобы отобранные у граждан через налоги (на недвижимость и НДФЛ, в основном) деньги направить на инвестиции в истощенные основные фонды. Да, нужно именно столько. Ведь недоинвестировали в течение ТРИДЦАТИ ЛЕТ! Иначе - крах экономики и страны. И этот день не так уж далек.

И как вы думаете, пойдут новые демократические власти на такое резкое снижение доходов граждан? Даже не смешно. Нет. Выборная демократия в лепешку расшибется за голоса избирателей. До драконовских ли тут мер?!

А нормального инвестиционного процесса в России, как мы понимаем, будет недостаточно для восстановления основного капитала.

И что получится? А вот что.

Основные фонды продолжат дышать на ладан и разваливаться. И из-за этого будут давать с каждым годом все меньшую отдачу. Но реформы подстегнут рост ВВП, дадут, без сомнений, плюс. Плюс на минус - скорее всего, нетто итог будет в первые годы, все же, положительный. 2-3-4%, а то и 5% прироста ВВП нарисует Росстат. Вполне допускаю.

Но.

Но с каждым годом дополнительные доходы, полученные вследствие оздоровления Системы и сокращения госрасходов (в том числе инвестиционных), скорее всего, будут потихоньку сокращаться. Эффект допинга не вечен. И это - на фоне сокращения отдачи от основного капитала. Плюс на минус, через несколько лет, даст уже нетто минус...

Но на один электоральный цикл этого допинга новым властям точно хватит. Может, со скрипом даже на два. А потом - а потом новые власти демократично уступят место новейшим. И через несколько лет после отставки, глядя из Лондона на голодные бунты в России, будут приговаривать: "Да, про...ли страну эти новенькие. А вот при нас она процветала!.."

Что дальше? Наверное, диктатура. Скорее всего, Пиночетовская. Ведь в либеральной среде принято считать Пиночета человеком, обезпечившим чилийское экономическое чудо. Большего бреда нельзя и придумать, но вот верят же в эту выдумку.

Тогда ЦРУ обвалило экономику Чили для того, чтобы убрать Альенде и свернуть его проевропейскую социалистическую политику. А Пиночет, за счет пришедшей с ним жуткой нищеты чилийцев (пенсионерам тупо перестали платить пенсии), которую он подкреплял жутким же террором против народа (военные и полиция зверствовали), в течение долгих лет пытался вытянуть ее до прежнего уровня, достигнутого еще при убитом им Альенде. Развиваясь, при этом, существенно медленнее соседних латиноамериканских стран.

Вот и в России крупный капитал и США поспособствуют приходу к власти очередного Палача, который задавит народ страхом и заставит его работать за тарелку супа.

Сохранится ли, при этом, Россия как единое государство? В итоге, вряд ли.

Таким образом, это временное "демократическое" улучшение станет последней дозой "наркотика", который впрыснут нашему народу, чтобы он погибал тихо и без лишних телодвижений. Доставляя минимум хлопот хозяевам мира, которым он не нужен, ибо, по их мнению, какой то "неправильный".

А отставленные "новые демократические власти" будут сидеть в своих лондонских владениях и под винцо от Чичваркина вести высокоинтеллектуальные беседы о политике, выпивке, женщинах, автомобилях, философии, истории и проклятых новеньких, угробивших Россию, которую они было вытянули, но народ этого их подвига (а чего еще было ждать от "этого народа"?!) не оценил...

***

Каков выход? Я уже писал об этом, он предложен ЗДЕСЬ.


На главную страницу блога

Беларусь

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


Что будет с белорусской экономикой без Лукашенко


20.08.2020 Людмила Ксенз

«Батька» сумел выстроить очень специфическую модель «социалистического капитализма». Причем, Белоруссия в отличие от Украины — не сырьевая, а индустриальная страна. А ключевую роль играют государственные предприятия.

Но вся эта конструкция базируется в первую очередь на союзе с Россией. РФ является главным донором белорусской экономики, причем, зависимость столь сильная, что в случае ссоры с Москвой, Белоруссии может грозить масштабный кризис...


«Белорусское чудо»


Судя по данным официальной статистики, белорусская экономика, несмотря на коронавирус и охвативший мир кризис, чувствует себя достаточно неплохо. По данным Белстата, по итогам первого полугодия этого года ВВП республики составил порядка 66,3 миллиарда белорусских рублей (26,9 миллиарда долларов), что на 1,7 процента меньше, чем за аналогичный период прошлого года. То есть, несмотря на коронавирус, падение белорусской экономики — минимальное...

При этом, в отличие от нашей (украинской) сырьевой экономики, основной вклад в ВВП Белоруссии дает промышленность. По итогам первого полугодия этого года промышленность республики сгенерировала 52,9 миллиарда рублей. Для сравнения — сельское хозяйство только 6,9 миллиарда.

«В отличие от Украины, которая после распада СССР быстро начала утрачивать промышленный потенциал, Белоруссия сумела сохранить и частично адаптировать к новым реалиям индустриальное ядро. Поэтому если на момент обретения независимости наши стартовые позиции были сильнее, чем у белорусов, то сейчас белорусская экономика демонстрирует лучшие результаты, чем украинская», — говорит аналитик института Growford Алексей Кущ.

Скажем, ВВП на душу населения в Белоруссии составляет порядка 6,7 тысячи долларов, что на 80 процентов больше, чем на Украине (около 3,7 тысячи). К слову, ВВП Белоруссии с 1994 года вырос вчетверо. Для сравнения: ВВП Украины сейчас — это только чуть больше 60 процентов того, что было на 1990 год. И это при том, что ресурсная база на Украине — намного богаче, чем у соседей, а населения вчетверо больше.

«Батька» построил в Белоруссии свою версию «социализма». Ключевые промышленные предприятия находятся в государственной собственности и работают в жестких рамках плановой экономики.

При этом в страну идут иностранные инвестиции. К примеру, Белоруссия фактически заняла место Украины в новом «Шелковом пути», став крупным транзитным коридором по пути товаров из Европы в Китай. А благодаря современной системе таможенного досмотра (скажем, грузы сканируются специальным оборудованием без остановки транспорта) и хорошим дорогам, Белоруссия перехватила и немалую часть другого транзитного трафика.

Скажем, по итогам первого полугодия этого года Белстат отчитался о перевозке 186,6 миллиона тонн грузов. Украина по этому показателю пока впереди (275,5 миллиона), но белорусы нас быстро догоняют.

В последние десять лет в республике быстро и при поддержке государства развивается ИТ-сектор. В нем работает более 50 тысяч человек, его общий объем продаж составил более 3 миллиардов долларов. А доля в ВВП (более 6 процентов) лишь немногим уступает доли сельского хозяйства. Но эти цифры, особенно в плане численности занятых, все равно сильно уступают показателям по промышленности.


Российская «игла»


В то же время обратной стороной сильных позиций госсектора является высокая доля убыточных предприятий. Они поддерживаются с социальной целью (чтобы не плодить безработицу). И делается это за счет как прибыльных предприятий, так и поддержки со стороны России. Точно так же поддерживается и высокий уровень социальной защиты населения.

При этом белорусская экономика настолько тесно интегрирована в российскую, что уже практически стала ее частью. Белоруссия входит в Таможенный союз с Россией, граница между ними — чисто условная, а таможенное и налоговое законодательство синхронизировано.

Что во многом объясняет успехи Белоруссии в транзите грузов — перевозчикам, которые едут из ЕС или в ЕС намного удобнее пускать потоки через соседнюю страну, в обход Украины, так как там они быстро проезжают российскую границу. Но главное — это беспрепятственный или почти беспрепятственный товарооборот между самой Белоруссией и Россией.

«До половины товарооборота Белоруссии приходится на РФ, это огромный показатель, который в том числе позволяет поддерживать стратегическую для белорусов отрасль — промышленность. Белорусская продукция на мировом рынке, мягко говоря, не очень конкурентна. Их тракторы и сеялки в той же Европе никому не нужны, поэтому Россия — едва ли не единственный рынок сбыта. Похожая зависимость от российского рынка была у нашей промышленности, в частности у машиностроения. И ни для кого не секрет, чем все закончилось. Потеряв российский рынок, украинская экономика быстро скатилась в сырьевую. Но у Белоруссии такой возможности нет. Она попросту не сможет стать мировым экспортером аграрной продукции, как наша страна. И крупных месторождений сырья у них тоже почти нет. Поэтому связь с российским рынком является жизненно важной для белорусской экономики», — говорит Алексей Кущ.

Россия «подсадила» Белоруссию на дешевую нефть. Что, собственно, и позволило белорусам хорошо зарабатывать на нефтепереработке (в том числе, на поставках на Украину). Причем, Белоруссия долгие годы покупала российскую нефть по внутренним ценам, без экспортной пошлины.

Но когда Россия недавно провела «налоговый маневр», сместив фискальный акцент по нефти с экспорта на добычу, Белоруссия потеряла порядка 500 миллионов долларов. Но в итоге Лукашенко договорился с Путиным о компенсациях этих потерь. В феврале этого года Лукашенко заявил, что Россия готова выплатить 300 миллионов долларов выпадающих доходов за счет премий нефтяным компаниям.

Нефтепродукты в списке белорусского экспорта — на первом месте (более 7 миллиардов долларов). На украинских заправках доля белорусского бензина и дизеля достигает 30-40 процентов.

«Разумеется, все это стало возможным благодаря льготным ценам, по которым Минск покупает нефть из России. Белоруссия продолжает эксплуатировать НПЗ, построенные еще во времена СССР для продажи топлива в страны Западной Европы. Со времен перестройки в структуре белорусской экономики почти ничего не поменялось: около 70 процентов ВВП создается государственными или около государственными компаниями», — говорит аналитик TeleTrade Сергей Родлер.

Причем, «батька» принимает «скидки» и «бонусы» от россиян как должное. А нередко и сам их выбивает. К примеру, с той же нефтью он пригрозил России, что в случае недопоставок, начнут несанкционированный отбор. Лукашенко также поднял скандал по поводу слишком дорогого, по его мнению, газа для Белоруссии. Газпром поставлял его по 127 долларов за тысячу кубов, тогда как в Германию — по 70 долларов.

Примеры, подтверждающие, насколько плотно белорусская экономика встроилась в российскую, есть буквально в каждой отрасли. Скажем, предприятия белорусского ОПК осваивают 15 процентов российского оборонного заказа на 1,5 миллиарда долларов в год.

По данным МВФ, в разные годы российская поддержка составляла от 11 до 27 процентов белорусского ВВП. К примеру, с 2005 по 2015 год РФ влила в белорусскую экономику порядка 106 миллиардов долларов, говорится в отчете МВФ.

Активно вкладывается в белорусскую экономику и частный российский бизнес. По данным Белстата, за первое полугодие этого года Белоруссия получила 4,5 миллиарда долларов иностранных инвестиций, на долю российских из них приходится 42,8 процента.

«Экономика Белоруссии сконцентрирована вокруг народного хозяйства и огромных дотаций со стороны России. Получается, что она напрямую зависит от политической дружбы с РФ», — подытожил аналитик Центра биржевых технологий Максим Орыщак.

К слову, саму Россию такое «покровительство» уже тяготит. Кремль все чаще поднимает вопрос об углублении интеграции и о проведении реформ с целью сделать белорусскую экономику менее зависимой от дотаций. Но Лукашенко с возмущением отвергает все эти предложения и грозится развернуться на Запад, устраивая России нередко публичные скандалы, что привело к заметному охлаждению в отношениях двух стран в последние годы.


«Быстрая деиндустриализация и крах экономики»


Учитывая столь сильную зависимость белорусской экономики от России, возникает вопрос — а что с ней будет без Лукашенко? Тут возможно несколько вариантов.

«Все будет зависеть, по какому сценарию пойдут белорусские события дальше — если не „батька", то кто вместо него. Это будет преемник, который станет продолжать политику и курс Лукашенко или же Белоруссия выберет прозападный курс. От этого зависит формат будущих отношений с Россией», — говорит Кущ.

Если к власти придет «сменщик» Лукашенко, то каких-либо кардинальных перемен ожидать не стоит. «Нечто похожее наблюдалось в Армении: после массовых протестов пришло новое правительство, которое продолжило тесное сотрудничество с Москвой в отсутствии других альтернатив», — говорит аналитик TeleTrade Сергей Родлер.

Гораздо более серьезные последствия будут в случае прихода к власти прозападного политика. «Россия воспринимает Белоруссию, собственно, как часть своей территории. Поэтому не исключено открытое силовое противостояние», — считает Кущ. Но даже если крайних вариантов удастся избежать, и все закончится только «ссорой», белорусская экономика окажется в шаге от краха, — говорит эксперт.

«Стремительная деиндустриализация, резкий обвал экономики, массовая трудовая миграция. Белоруссия без Лукашенко, собственно, уже давно болталась бы где-то между Молдавией и Киргизией. Так что как раз этот сценарий теперь может реализоваться», — говорит Алексей Кущ.

Кроме того, проведение приватизации и отмена дотаций убыточным предприятиям (что неизбежно в случае западного вектора развития) приведет к быстрому закрытию многих (или даже большинства) производств. А ныне прибыльные предприятия могут стать убыточными из-за потери российского рынка. Так как переориентироваться на другие рынки большинство из них не сможет из-за слабой конкурентоспособности продукции.

Стать сырьевым экспортером Белоруссия также не в состоянии, так как, собственно, экспортировать особо нечего (исключение — отдельные предприятия вроде «Беларуськалия»). «Нельзя стать крупным мировым экспортером только за счет картошки или овощей. Нужны промышленные масштабы монокультур, скажем кукурузы или подсолнечника, как, к примеру, на Украине, но природные условия для этого в Белоруссии не очень хорошие. Тем более что у страны нет выхода к морю», — пояснил Алексей Кущ.

...

Один из белорусских предпринимателей, с которым поговорила «Страна», считает, что при любом исходе нынешнего противостояния созданная Лукашенко социально-экономическая система будет меняться.

«Вопрос только, в каком направлении — в сторону большей интеграции с Россией или же в сторону Запада. В первом случае, при условии сохранении поддержки Москвы, можно будет обеспечить плавный переход и избежать закрытия многих предприятий даже в случае их приватизации. Во втором случае, обвал будет очень резким и потребуются долгие годы, чтоб экономика перестроилась и нашла свою нишу в мировом и европейском разделении труда», — говорит бизнесмен.


На главную страницу блога

Бедность

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


Доктор экономических наук, профессор, заслуженный экономист РФ Валентин Роик:

На нетто фиксируемой зарплаты приходится:

- в экономически развитых странах - 40-45%% ВВП;
- в России – 21% ВВП.

На цели соцстраха:

- в экономически развитых странах - 20-25%% ВВП,
- в России - 9% ВВП.

Доля чистой заработной платы и трансфертов в пользу наёмных работников в среднем составляет:

- в ЕС - 51% ВВП,
- в США - 59% ВВП,
- в России - 30% ВВП.

Последствиями такой политики стала парадоксальная ситуация, когда зачастую в России двое работающих не могут прокормить двоих детей, а 40% работников на протяжении 35 лет трудовой деятельности не могут заработать приемлемую по размеру трудовую пенсию.

Основные причины бедности в России - это низкие уровни доходов от занятости, что связано:

- с процессами глобализации, вызвавшими деиндустриализацию экономики России;

- с изменением «матрицы» трудовых отношений – уменьшение доли труда на постоянной основе; вместо бессрочного трудового договора для работников наёмного труда приходит неполная и временная занятость, заёмный труд;

- с дерегулированием и ростом дифференциации заработной платы: соотношение заработной платы в крайних децилях составляет 1 к 17.

Немного о рынке труда в России:

- Теневой рынок труда – 25 % от общей численности занятых.

- Краткосрочная и временная занятость – 20%.

- Работа не полную неделю, временный найм – 15%.

- Постоянную и стабильную работу имеют не более 50% занятых.

Из всех этих данных Роик делает предельно простой вывод:

«Минимум 50-60% россиян при существующей социальной системе будут лишены даже нынешних нищенских пенсий (максимум для них – это социальная пенсия в размере нынешних 6-9 тыс. руб.). И это при том, что российское общество в целом стареет, углеводородная рента сокращается. Рядовой 30-50-летний россиян пока не представляет, какое будущее его ждёт...»


На главную страницу блога

Будущее России

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


Чтобы усилить звук размещенных на этом блоге видеоматериалов, передвиньте флажок в левой нижней части этих видео.


К чему мы пришли на сегодня


Николай Сергеевич Леонов, генерал-лейтенант КГБ в отставке, доктор исторических наук, профессор кафедры дипломатии МГИМО. В 1991 году - начальник аналитического управления КГБ СССР.


Резервная ссылка на видео: https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=1683807


Не догнать?..


Елена Ларина: В то время, как сильные мира сего устремились в будущее, стране навязываются споры исключительно о прошлом. О Николае Втором и Матильде. Об Иосифе Сталине и Льве Троцком. О либералах и патриотах и т.п. Это происходит на фоне нарастающего научно-технического отставания страны от мировых лидеров. Именно научно-технологическая отсталость является сегодня главной угрозой национальной безопасности страны. Спорить надо не о том, сколько напечатать денег и кому раздать, не о том, сколько проверок бизнеса проводить, а о том, что делать с образованием, наукой и технологиями.

Пару лет назад, как по команде, российские СМИ, и даже официальные лица дружно заговорили о Четвертой промышленной революции. Новая производственная революция развернулась не благодаря, а вопреки традиционным глобалистам и финансистам-либералам, ориентированным на Давос. Ее возглавили и разворачивают иные силы. Они – отнюдь не друзья России. Однако они придали миру принципиально новое ускорение.

Посмотрим, с каких стартовых позиций началась гонка за будущее для России. По данным ОЭСР ежегодный оборот на мировом рынке высоких технологий и наукоемкой продукции в несколько раз превышает оборот рынка сырья, включая нефть, нефтепродукты, газ и древесину и составляет почти 3 триллиона долларов. Из этой суммы приходится на продукцию стран:

35% - США
20% – Японии
13% – Германии
12% – Китая
5% – Южной Кореи
0,3% - РФ

В последние годы специалисты анализируют положение страны в международном разделении труда и производства, опираясь на три ключевых индекса. Первый – это The Global Competitiveness Index – индекс глобальной конкурентоспособности. По этому рейтингу Россия находится на 43 месте в мире. Второй индекс – Global Innovation Index. Здесь Россия – на 45 месте. Третий индекс – Economic Complexity Indicator. Он характеризует, насколько диверсифицирована структура экономики и разнообразна ее экспортная корзина. По этому индексу Россия также занимает 45-е место. Таким образом, три индекса, рассчитываемые по несхожим методикам, с использованием различных базисных показателей, ставят Россию примерно в мировой экономической табели о рангах примерно на 43-45 место. Это унизительное, и даже можно сказать позорное, для нашей страны место.

Однако есть основания полагать, что в будущем ситуация может только ухудшиться. Посмотрим, как обстоят дела по основным направлениям производственной революции. Начнем с роботов. Куда же без них. По данным Международной федерации робототехники (IFR) лидером в автоматизации производства и применении промышленных роботов является Южная Корея.

Количество промышленных роботов в расчете на 10 тыс. занятых в промышленности, по странам:

В среднем в мире - 65

Южная Корея - 478
Япония – 314
Германия - 292
США - 164
Китай - 36
РФ - 2

С ежегодно производимыми 34 тыс. роботов с элементами искусственного интеллекта, Америка занимает уверенное первое место в мире по выпуску самообучающихся роботов.

Китай, обладающий наибольшим числом промышленных роботов, в основном относительно простых, по рангу занимает только 28-е место. Но стремительно сокращает отставание от лидеров.

Что же касается России, то в настоящее время, по данным доклада IFR, в стране ежегодно продается порядка 600 роботов. Общее число промышленных роботов по состоянию на конец 2016 г. было 3,3 тыс. штук. Эти данные подтверждает Национальная Ассоциация участников рынка робототехники в России.

Вторым важнейшим направлением новой производственной революции является производство материалов с заранее установленными свойствами, необходимых для современных обрабатывающих технологий, типа 3D печати. По данным Массачусетского технологического института, 50 лидирующих компаний, обладающих в совокупности более чем 80% патентов в этой области, и, по сути, являющихся монополистами в производстве такого рода материалов, следующим образом распределены по странам.

Соединенные Штаты – 27 компании,
Китай – 7 компаний,
Великобритания, Германия, Тайвань – по 2 компании.
И по 1 компании у 10 стран – Дании, Швейцарии, Индии, Финляндии, Швеции, Италии, Нидерландов, Израиля, Аргентины, Австралии.

В области искусственного интеллекта 50 лидирующих компаний контролируют 90% мирового рынка харда и софта в этой области.

39 компаний–лидеров приходятся на Соединенные Штаты,
по 3 – на Великобританию, Китай и Израиль,
по 1 – на Францию и Тайвань.

Зачастую можно услышать мнение, что отставание в области искусственного интеллекта для России не критично. Поскольку у нас замечательные математики и программисты. Это правда. Но лишь в небольшой части. Искусственный интеллект контролирует тот, кто самодостаточен, кто имеет собственные хард, софт и огромные массивы больших данных. Даже сегодняшний хард, или железо, по сути, контролируют лишь две страны: в решающей степени Соединенные Штаты, и до некоторой степени – Китай. Если же говорить о новом поколении харда для искусственного интеллекта завтрашнего дня, связанного с мемристорами, графическими и углеродными процессорами, квазиквантовыми компьютерами, то здесь по сути монополистами являются три страны: США, Великобритания, и отчасти Китай.

Не менее печальная для нашей страны картина сложилась и в области биотехнологий. Это – едва ли не самый развивающийся глобальный рынок. Продукция биотехнологической промышленности, новой фармацевтики и синтетической биологии растет в среднем по 20% ежегодно. В настоящее время рыночная капитализация 25 ведущих компаний мира в этой области – более чем в 1,2 раза превышает капитализацию всей российской экономики. Причем еще 17 лет назад ни одной из 25 лидирующий компаний под сегодняшним названием не существовало. По странам 25 лидирующих компаний распределяются следующим образом:

Соединенные Штаты – 20,
и по 1 компании из Китая, Бельгии, Швейцарии, Великобритании и Индии.

Не менее чем в половине этих компаний ключевые должности занимают российские биофизики, биохимики, биоинформатики, талантам которых не нашлось применения на Родине.

Своего рода обобщающей технологией третьей производственной революции станет технология дополненной реальности. По своим последствиям дополненная реальность вполне вероятно превзойдет привычный интернет. В отличие от четырех приведенных выше технологических направлений дополненная реальность находится на самой начальной стадии развития. Первые серьезные продукты в этой сфере ожидаются в конце 2017 – первом полугодии 2018 гг.

Более 80% ключевых патентов в области дополненной реальности, без которых невозможно производство соответствующего харда, принадлежит, в конечном счете, пяти компаниям: Google, Nvidia, Microsoft, Apple, Magic Leap. За ними в погоню устремилась небольшая группа, представленная компаниями – производителями харда из Китая, Тайваня, Великобритании, Израиля и Канады. Наших здесь привычно нет. Хотя также как и по другим направлениям производственной революции в компаниях-лидерах много разработчиков, исследователей, программистов из России.

Несложно заметить, по всем пяти направлениям производственной революции ситуация для страны складывается угрожающая. Но это еще полбеды. Подлинные масштабы катастрофы становятся понятными, когда принимаешь во внимание парадокс экспоненциального роста.

В прошлом году в Соединенных Штатах, а затем и в мире одной из наиболее читаемых книг стала работа Салима Исмаила «Взрывной рост. Почему экспоненциальные организации в десятки раз продуктивнее вашей (и что с этим сделать)». Главный тезис международного бестселлера таков: «Закон удвоения, открытый Гордоном Муром,… относится к любой информационной технологии, Курцвейл называет это «законом ускоряющейся отдачи», который действует с 1900 года… Двигателем, лежащим в основе этого феномена, является информация. Как только любая область деятельности, дисциплина, технология или отрасль становится зависимой от информации и приводится в движение информационными потоками, соотношение стоимости и производительности в ней, начинает удваиваться примерно каждый год. Т.е. на единицу стоимости примерно в два раза повышается эффективность или производительность».

В книге приведена таблица, как этот принцип работает для основных направлений новой производственной революции. Так, например,

средняя стоимость единицы функциональности для промышленных роботов снизилась в 25 раз за 6 лет – с 2009 по 2015 гг.
Для дронов снижение составило 142 раза за 6 лет,
3D печати – 400 раз за 6 лет,
биотехнологии (полная расшифровка одной человеческой ДНК) - 10 000 раз за 6 лет,
себестоимость выработки солнечной энергии – 200 раз за 20 лет
и т.п.

О чем это говорит? Об ускорении времени. В технологическом мире один год идет за 10 – в медленном мире. Нам только кажется, что один год в нашей стране и, скажем, в Южной Корее, это – 365 дней. За один год высокотехнологичные страны успеют прожить пять-семь российских лет.

Если процесс будет продолжаться, то не в каком-то далеком будущем, а буквально через пять-семь лет разница между технологическим уровнем нашей страны и стран-лидеров производственной революции может оказаться больше, чем разница в оснащенности британских колонизаторов XIX века и племен зулусов.

Могут возразить: «Ну, так ничего страшного. Просто мы будем покупать новые айфоны, теслы и линзы дополненной реальности». До определенного момента колонизаторы действительно выменивают у туземцев стеклянные бусы на нужные им ресурсы. Но все это до поры, до времени. К тому же, в недалеком будущем главными вожделенными ресурсами станут не нефть и газ, а чистая вода, плодородные почвы, леса, пригодные для проживания территории, не загрязненные промышленной деятельностью.

В этом – подлинная, главная, если не сказать терминальная угроза национальной безопасности. Перед ее лицом совершенно малозначимыми и второстепенными кажутся любые политические и иные разногласия.


Проели, разбазарили...


Гирш Ицыкович Ханин, экономист: Группа американских экономистов по заданию конгресса США провела анализ оценок состояния российской экономики в РФ и в других странах. Они признали наиболее точными оценки «Ханина и его группы».

Полный расчет динамики основных фондов за 1991–2015 годы с погодовой разбивкой мы закончили только в этом году… Объем основных фондов по остаточной стоимости (с учетом износа) сократился по сравнению с 1991 годом почти вдвое — намного больше, чем в Великую Отечественную войну. В то время как статистика Росстата говорит о его росте на 51%...

В 2010-2015 годах вернулся экономический спад (на 10%) — преимущественно от сокращения основных фондов при исчерпанности резервов лучшего их использования.

Для меня неизбежность длительного экономического кризиса в России была очевидна уже в середине 2000-х годов именно потому, что я обладал данными о реальном положении дел… Мне смешно и грустно слышать сейчас уверения ряда правительственных деятелей и именитых экономистов о возможности достижения ежегодных темпов роста в 3–4%, а то и в 7–8%. Это свидетельство их вопиющей некомпетентности, недопустимого для квалифицированного экономиста слепого доверия к официальной статистике…

Полученные данные неутешительны — огромное сокращение основных фондов показывает, какие огромные опасности здесь кроются для экономики. На экономический рост надеяться не стоит, напротив, очень велика вероятность дальнейшего упадка по мере неуклонного сокращения основных фондов — на повышение фондоотдачи больше рассчитывать не приходится.

Важнейший фактор экономического роста – это обновление основных производственных фондов, применение новых технологий, переход на новые программно-аппаратные средства и т.п. Здесь у нас полная беда. По данным Всемирного банка, практически не расходящимися с официальными данными Росстата, на активную часть основных производственных фондов – а именно в них материализуется научно-технологический прогресс – в 2012 г. приходилось всего 8,8% ВВП, а в настоящее время – лишь немногим более 6,1%. Грубо говоря, почти 95% ВВП тратится на что угодно, но не на развитие.

Российское руководство, не имея доброкачественной официальной экономической информации о требуемых затратах на модернизацию, пренебрегает и неофициальной, к которой она изредка обращается – и этому тоже есть объяснение. Сообщаемые нами цифры настолько велики и требуют таких серьезных жертв от населения, особенно наиболее состоятельной его части, что сообщить их людям просто страшно.

Мы подсчитали, какие необходимы вложения, чтобы обеспечить средний для мировой экономики рост ВВП в 3% ежегодно, то есть просто сохранить наше место в мировой экономике. Оказалось, что объем вложений нужно увеличить примерно втрое. Чтобы это осуществить за счет внутренних источников, личное потребление населения должно сократиться вдвое, стать примерно как в СССР в первую пятилетку.


Две России


Гирш Ханин: Под иностранной юрисдикцией находится, по разным оценкам, более 80% крупной российской собственности (в т.ч. и большая часть списка стратегических предприятий России). Из российской экономики ежегодно утекает 120–150 млрд. долл., из которых 70–80 млрд. долл. — это движение денег через оффшоры. Увод капиталов из России и работа компаний через оффшоры лишают российскую экономику таких средств, которые не компенсируют никакие налоги на доходы физических лиц.

Василий Михайлович Симчера, экс-директор НИИ статистики: Вам говорят, что объемы экономического роста упали в 2015 году на 3,8 процента. Но тут бы надо уточнять и с самого начала различать в России рост или падение объемов предприятий двух разных правовых форм собственности (юрисдикций). В прошлом году (впрочем, как и в три предыдущие) на все 30 процентов упали объемы производства предприятий российской юрисдикции, на долю которых в современной России приходится едва ли треть ее общего ВВП. А вот объемы произведенного на территории России ВВП иностранных и офшорных юрисдикций вообще не упали, а, напротив, несмотря на кризис и санкции, даже в прошлом году возросли. Две разные юрисдикции, две России, два противоположных вектора развития.


Человеческий капитал


Василий Михайлович Симчера, экс-директор НИИ статистики:

- Сколько реально по сравнению с другими странами вкладывают наши чиновники в родной человеческий капитал?

– В среднем в четыре раза меньше, чем вкладывают страны Евросоюза. И эти цифры всё время понижаются. При СССР вкладывали суммарно 30–33% всего бюджета. Сейчас менее 10%. Кроме образования, медицины это ещё и наука, и спорт. Все свои обязанности государство скинуло на самого человека.


Мдя


1. "...в 70-е годы под влиянием официальных данных о быстром росте основных фондов cоветcкое руководство «прозевало» начавшийся инвестиционный кризис. Что случилось с СССР в 1980-х, мы все знаем..." Гирш Ханин

2. За период 2000 - 2013 гг валовые капвложения США и Китая превысили валовые капвложения России соответственно в 11,3 раза и в 7,4 раза. Причем за лучший период российских реформ - период высоких цен на энергоносители и металлы. Это говорит о том, что мы отстаем от этих стран навсегда.

3. При среднем за 10 лет (2003–2012 гг.) темпе обновления 2,2% в год основные фонды промышленности, включая сооружения, машины и оборудование, должны работать до их замены 45 лет. Это равносильно почти полной ликвидации промышленности России.

4. Журнал «Эксперт» в 2018 году провел масштабное исследование инвестиций, сделанных российскими компаниями в основные фонды, и составил рейтинг самых активных инвесторов. Именно инвесторы своей активностью сегодня показывают, что будет завтра.

И похоже, в России завтра будет таким же, как вчера. Основные инвестиции в стране по-прежнему идут в добычу нефти и газа — десяток мейджоров обеспечивают больше половины всех капитальных вложений крупного бизнеса. Однако в остальных отраслях явно чувствуется дефицит инвестиций. В зоне особой опасности — промышленность. Не вложившись в нее сейчас, мы рискуем потерять перерабатывающую отрасль как таковую.

Рейтинг инвестиционной активности в России показывает: в среднесрочной перспективе у нас нет ненефтегазового будущего. До сих пор основная бизнес-идея страны - добыча углеводородов, и это парадоксально, потому что уже давно экономически выгодны совсем другие проекты.


Что делать


Гирш Ханин: Потребуется несколько лет для выработки программы модернизации, необходимой законодательной базы, проектных и строительно-монтажных работ на новых или реконструируемых предприятиях, обучения для них кадров и освоения ими новой техники.

Осуществить программу прорыва будет крайне сложно, поскольку за последние годы мы почти извели хороших экономистов, юристов, проектировщиков, строителей и квалифицированных рабочих и инженеров, погубили собственное инвестиционное машиностроение. Так что для модернизации нам не хватает не столько денег, сколько ума.

К тому же очень серьезные проблемы возникнут в связи с сокращением трудовых ресурсов и необходимостью их грандиозного перераспределения между отраслями народного хозяйства.

Существенные трудности связаны и с обеспечением такого роста энергетическими ресурсами. Скорее всего, потребуется заметно сократить их экспорт, что окажется затруднительно и с точки зрения выполнения принятых долгосрочных обязательств, и с точки зрения финансирования импорта и выплаты долгов.

Еще более сложные проблемы возникнут с двумя ключевыми инфраструктурными отраслями, которые работают на пределе своих производственных возможностей: электроэнергетикой и железнодорожным транспортом. Здесь не поможет внешнеэкономический маневр, а расширение их производственных возможностей требует длительного времени для проектирования и строительства новых объектов или их реконструкции.


И кстати



Резервная ссылка на видео: https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=1683831

Закрывающая технология — инновационная категория, которая в результате своего появления сокращает потребность в ресурсах, включая человеческие ресурсы. При этом закрывающая технология приводит к сворачиванию отдельных специальностей или отраслей промышленности без появления сравнимых по потребностям в ресурсах направлений. Если же просто имеет место замещение новыми технологиями (отраслями, рыночными нишами) ставших ненужными в силу утраты актуальности старых, то речь идет о подрывных инновациях.


Кто и куда нас поведет


Петр Адольфович Гваськов, полковник ГРУ ГШ СА в отставке:


Резервная ссылка на видео: https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=1683826


Было, было...


Леонид Григорьевич Ивашов, доктор исторических наук:


Резервная ссылка на видео: https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=1284465&ad_template_id=9268


Как: план из преисподни



Резервная ссылка на видео: https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=1683832

В РФ около 2300 муниципальных районов и городских округов. Муниципальные районы, как правило, совпадают с административными районами. Таким образом, 5 - 7 тысяч человек - это один начальник плюс его зам на каждую базовую административную единицу нашей страны.

Л.Е. Пайдиев: "Стратегические ставки советской-россиянской элиты биты. В такой ситуации её состав с неизбежностью сменится. Так было всегда и везде. Отдельные лица выживут, но на ключевых постах будут иные люди."


https://www.youtube.com/watch?v=imYVG5QpETA

Наталья Григорьева, виолончелистка группы Silenzium (в центре), член КПРФ: "Я убеждённая коммунистка в четвёртом поколении." На вопрос об отношении к Владимиру Ильичу Ленину она сказала: «Ленин – это олицетворение Советской культуры, ее центральный символ. Поэтому мы снимали клип именно на площади Ленина под памятником вождю».


Кандидат в Президенты РФ 2018


Павел Николаевич Грудинин - кандидат на пост президента России на выборах 2018 года от Коммунистической партии Российской Федерации и "Национально-патриотических сил России". Директор ЗАО «Совхоз имени Ленина» в Ленинском районе Московской области.


Если видео не работает, жмем сюда: https://www.youtube.com/watch?v=nbRN0oNVWl8


Из интервью BBC: Сколько земли вы продали Агаларову и сколько он за них заплатил? СМИ писали, что вы продали их ему дешевле рыночной стоимости.

Грудинин: Я не помню всех сделок...


Араз Искендер оглы Агаларов (азерб. Araz İskəndər oğlu Ağalarov).

С 1983 года по 1987 год был слушателем Высшей школы профсоюзного движения ВЦСПС им. Н. М. Шверника в Москве.
С 1988 года по 1990 год работал в научном центре ВЦСПС в должности младшего научного сотрудника.
В 1989 году основал американо-советское совместное коммерческое предприятие «Крокус Интернэшнл» (в дальнейшем ― группа компаний Crocus Group) вместе со своим тестем Иосифом Евгеньевичем Грилем.
В 2002 году избран вице-президентом Всероссийского азербайджанского конгресса.
Миллиардер с многообразными внутрироссийскими и международными связями. Очень интересными связями...


Встречайте: ум, честь и совесть нации





Если видео не работает, жмем сюда: https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=1755623
ФБК и штабы Навального - экстремистские организации, запрещены в РФ.


Кто в нас вцепился


Что же, все дело в евреях? Нет, конечно. Мы видим, что евреи в истории нашей страны проявили себя как акторы и деструктивных и созидательных процессов. Кто то из них свергал монархию, лютовал в ЧК, а кто то строил новую индустрию и воевал за выживание нашей страны и нашего общего народа, просто честно служил обществу. Впрочем, как и не-евреи. Стало быть, прочертить границу по этническому принципу невозможно.

Но тогда, может быть, дело не в этнической принадлежности, а в духовной? Да, может быть.

Анализируя произошедшее с нашей страной за последние 100 лет, возникает ощущение, что существует некая Сила, имеющая явно антиправославный характер, и стремящаяся к власти в России. Причем, могу ошибаться, но похоже, в качестве сотрудников и агентов эта Сила предпочитает вербовать людей с хотя бы толикой еврейской крови.

Причем, похоже, что эта Сила не особо интересуется еврейским большинством и не особо его жалует. Она, фактически, лишь прикрывается им и, мало того, своими действиями подставляет его под ненависть антисемитов, которые не утруждая себя пониманием сути происходящего, видят деятельность ее агентов (которые да, очень часто имеют еврейские гены), тупо обращают свой гнев на всех евреев, на ни в чем не повинное еврейское большинство.

Принимая во внимание эти факторы, можно сделать предположение о том, что, возможно, эта Сила базируется на духовно-идеологиеской платформе иудаизма. Цель которого, если я правильно понял, ожидание и подготовка к приходу в наш мир великого миротворца и глобализатора, Антихриста (Мошиаха). Который, согласно православному учению, будет агентом бесов. В православии считается, что он проведет большую работу, цель которой - порабощение нашей цивилизации и переформатирование ее в Бого-борческую.

И, кажется, эта Сила очень заинтересована в России, вообще в русском, украинском и белорусском народах, поскольку считает их наиболее перспективными для принятия ее Учения, для принятия Антихриста, ибо эти народы, по ее мнению, сохранили теплоту души и страстность, в отличие от европейцев, североамериканцев и прочих, холодных и рассудочных. Плюс, советское духовное (в какой то своей части Бого-борческое) наследие.

Есть догадка, что на сегодняшний день эта антиправославная Сила пустила корни, приобрела агентуру и, соответственно, действует через массу групп, организаций, течений. (Которые могут даже бороться друг с другом. Внутривидовую конкуренцию никто не отменял.) Могу ошибаться, но похоже, что она готовится к очередному (и возможно, терминальному) этапу борьбы за нашу страну и за души наших людей. И намерения у нее, похоже, серьезные.

Так что же, мы обречены?..


Шанс у нас есть. Если только Бог, по грехам нашим, нас не оставит.



Резервная ссылка на видео: https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=1683835


Резервная ссылка на видео: https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=1683836

Пророчества даже великих святых нередко не сбывались. Последний пророк, если не ошибаюсь, Иоанн Креститель. После него все пророчества - вероятностные: то ли будет, то ли нет. Так что шанс у нас небольшой. Но он есть.


На главную страницу блога

Новая экономика и новые Люди

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


Пайдиев о новой экономике:

В постиндустриальной экономике роль и прибыльность инвестиционного бизнеса растёт многократно. Богат не собственник земли, патентов и оборудования, а тот, кто сможет мобилизовать огромные средства для реализации рискованных венчурных проектов...

В новой экономике ключевыми словами будут финансы и информация. Новые технологии обработки и распространения информации дадут даже небольшому коллективу людей такие же информационные возможности, что и огромной корпорации. Небольшая группа людей может управлять огромными процессами. Необходимы только специалисты, способные работать в этом поле и главной их способностью является способность к синтезу знаний из различных областей человеческих знаний. Иногда эту способность называют способностью к творчеству или креативностью.

Рекомендовал бы почитать по этой проблематике работы статьи Е.В. Гильбо.

Что необходимо этим людям? Единственно деньги для раскрутки и страхование их рискованных проектов.

Такие люди есть среди европейских и немецких финансистов в изобилии. У них нет за плечами эмиссионной машины. Сейчас вопрос о её создании находится в стадии решения. В случае успеха они пополнят ряды этой элиты.

Если наша страна начнёт такие же работы, в их списке будут и русские фамилии.



На главную страницу блога

Некоторые налоги

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


На переходный период.


1. Налог на добавленную стоимость лучше взимать, согласно предложений В.А. Кашина и М.Д. Абрамова, по единой для всех ставке прямым способом, в качестве базы используя разницу между валовой выручкой предприятия от продажи всех товаров и услуг и расходов на закупки товаров и услуг (включая и закупки основных средств) от других бизнесов. Единственное, в отличие от их предложения снизить ставку до 8%, я бы предложил сохранить достаточно высокую ставку НДС (около 20%), но, при этом, сократить налогооблагаемую базу на сумму фонда оплаты труда, а также на сумму налогов и сборов с него.

Что это дает? Тогда реальный НДС во внутреннем хозяйственном обороте будет меньше, чем нынешний, но при импорте товаров и услуг мы сможем применять высокую ставку НДС (полноценные 20%) к их таможенной стоимости. (При этом, на некоторое импортное оборудование, не производимое в РФ, можно будет давать рассрочку по выплате НДС, предоставлять налоговые каникулы.)

Кроме того, эта новация несколько "удешевит" рост оплаты труда (которая является основной базой экономического роста в стране).

Возврат НДС с экспорта энергоносителей и прочих товаров низких переделов необходимо отменить. ("Убыток" от отмены возврата НДС будет компенсирован меньшим, чем сегодня, общим размером выплат по НДС - для тех хозсубъектов, которые работают одновременно и на внутренний и на внешний рынок.)


2. Налог с продаж.

Предлагается ввести налог с розничных продаж в размере около 5%. Он должен включаться в цену товара или услуги.


3. Налог на прибыль организаций

Налог на прибыль организаций останется, в основном, в русле действующего Налогового кодекса, со ставкой 22% (с полным зачислением в бюджеты субъектов РФ), но с применимым ко всем налогоплательщикам России инвестиционным вычетом из налогооблагаемой базы в размере до 85% - 100% от суммы расходов, указанных в ст. 286.1 НК РФ. Такое право получат все налогоплательщики страны, независимо от воли субъектов РФ.


4. Единый социальный налог (ФОМС, пенсионный, соцстрах): 27% от фонда оплаты труда (или фиксированные выплаты для ИП и самозанятых).


5. НДФЛ.

Я думаю, оптимально было бы оставить ставку НДФЛ единой для всех, плоской, повысив ее с нынешних 13% до 25% за 6 лет - по 2% ежегодно, остановившись через 6 лет на ставке 25%. А прогрессию обезпечить с помощью вычетов из налогооблагаемой базы.

Понимаю, что это предложение будет воспринято некоторыми как как покушение на завоевания нулевых. Но таким людям надо понять: упорное и длительное сохранение нынешней ставки неизбежно ведет к ее РЕЗКОМУ росту в обозримом будущем.

Уже есть предложения по увеличению ставки НДФЛ до 90%. Да, они пока что маргинальные, но - именно пока что. Лиха беда начало...

А вот это - уже предложение серьезного экономиста, озвученное на Царьграде:


Резервная ссылка на видео: https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=1468530


Если я правильно помню математику, 25% - это существенно меньше, чем 90% или пусть даже 50%.


Причем, надо понимать, что 5% - 10% с дивидендов по международным налоговым соглашениям, паушальный налог 5 миллионов рублей вместо нормального НДФЛ, специальные административные районы и прочие лукавости, при сохранении существующих в нашем обществе тенденций, если их не скорректировать, обязательно будут отменены или изменены.

В воздухе витает ветер перемен и совершенно очевидно, что кто бы ни встал у руля страны, опыт развитых стран в сфере налогообложения он проигнорировать не сможет - ширнармассы ЗАСТАВЯТ использовать этот опыт в России. То есть, если сегодня государство не пойдет на разумное и постепенное повышение налогов с богатых, то завтра НЕИЗБЕЖНО эту плотину прорвет, если можно так выразиться и платить богатые и сверхбогатые станут уже ОЧЕНЬ МНОГО. И через НДФЛ, и через налог на недвижимость, и через налог на состояние (аналогичный французскому).

Это будет неизбежно при существующем тренде и в условиях длительного и упорного пренебрежения властями общественного запроса на бОльшую социальную справедливость.

Я же - не сторонник разоряющего налогообложения богатых людей. Хотя бы потому что Россия, отчасти, уже является, а в будущем может стать и по-настоящему крупным производителем предметов роскоши - от эксклюзивной недвижимости в эксклюзивных местах до автомобилей и ювелирки. Производство реальных товаров. С высокой добавленной стоимостью, высокими зарплатами и налогоёмкое. Но поднять такое производство, опираясь исключительно на экспорт, будет нереально. Для этого нужен емкий внутренний рынок дорогих товаров.

Именно поэтому я ставлю на постепенное и разумное повышение налоговой нагрузки на богатых, просто чтобы не довести до неприятного "прорыва" в этой сфере под давлением ширнармасс.


============ ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА ==========================================================



==========================================================================================


Итак, НДФЛ: 25%

Далее: "налоговый вычет" - вычет из налогооблагаемой базы. В швейцарских франках - ввиду "плавания" курса рубля, хотя, разумеется, речь идет о рублях.

Налоговый вычет:

- 4 000 шв. франков в год для каждого налогоплательщика,
плюс по
- 4 000 шв. франков в год за каждого неработающего ребенка налогоплательщика (несовершеннолетнего или нетрудоспособного).

Налоговый вычет на детей делится между отцом и матерью по соглашению или (если не договорятся) по решению суда.

Налоговый вычет на приобретение жилой недвижимости, включая земельный участок:

- 30 000 шв. франков на человека (учитываются все зарегистрированные по месту жительства члены семьи налогоплательщика). В случае ипотечной ссуды, может распределяться на весь срок ипотеки.

Прочие налоговые вычеты - аналогично действующему налоговому кодексу РФ.


6. Налог на жилую недвижимость (от кадастровой стоимости): 2%.

Налоговый вычет:

- 20 000 шв. франков на объект недвижимости,
плюс
- по 20 000 шв. франков на каждого зарегистрированного жильца.

Субъекты федерации своими региональными законами будут вправе повышать размер налогового вычета.


7. Налог на вывоз капитала и репатриацию прибыли:

Если капитал не был ввезен в РФ, а изначально имел российское происхождение, при его вывозе за рубеж экспортер уплатит 50%-й налог (за исключением некоторых видов инвестиций, способствующих российскому экспорту).

В случае, если капитал был импортирован в РФ, то при вывозе дохода с него (процентов, дивидендов, выплат на пай и тп, а также прироста капитала) репатриирующий уплатит налог по ставкам:

репатриация дохода до 8% годовых - 0%
репатриация дохода свыше 8% годовых - 80%.

Ну а само тело ввезенного в Россию капитала, полностью или частично - по желанию владельца, может быть свободно вывезено из страны в любой момент и без налогов.

Учитывая, что иностранный стратегический инвестор, особенно крупный, заинтересован больше в объеме рынка, чем в сверхвысокой рентабельности, он, очевидно, легко согласится на предложенные налоговые ставки при репатриации прибыли. Особенно потому что, если необходимо, сможет вывезти сверхприбыль в виде произведенных в России товаров (китайский опыт), либо реинвестировать (или даже потратить) ее в РФ.


8. Налог на наследство: отсутствует.


PS


Разумеется, специальные налоговые режимы (прежде всего, упрощенную систему налогообложения) необходимо сохранить.


Важно


Кроме изменения ставок налогов, для оптимизации системы потребуется также пересмотр межбюджетных отношений.

Налог с продаж будет делиться между бюджетом муниципального образования (по месту продажи) и бюджетом субъекта РФ.

Вообще, нужно больший, чем сегодня, процент собранных налогов оставлять в регионах. В том числе, часть налога на добавленную стоимость, создаваемую в регионе, а также весь налог на прибыль организаций.

Причем, необходимо продумать такие изменения в администрировании налога на прибыль, которые, в случае если налогоплательщик работает в нескольких регионах страны, распределят этот налог по регионам пропорционально объемам фонда оплаты труда и объемам основных средств налогоплательщика в том или ином регионе.

Причем, гораздо больше чем сегодня надо оставлять непосредственно в региональных столицах и районных центрах, а не в субъектах РФ - мэрам, а не губернаторам. Сделать это можно как модификацией исключительно нынешней налоговой системы, так и путем образования вокруг региональных столиц новых субъектов федерации - Агломерационных областей.


Резервная ссылка на видео: https://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=1477418


На главную страницу блога

Как зарубежные спекулянты зарабатывают в России

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


Оригинал взят у cinecon в О биржевых событиях 9-11 апреля

Мои читатели хорошо знают, как я отношусь к господам, которые раз в три месяца предсказывают обвал рубля. Быть может жизнь доказала, что они правы? Давайте разбираться. Вот в этом материале https://cinecon.livejournal.com/27018.html (Прогноз курса рубля) я утверждал, что нет никаких фундаментальных причин для падения курса рубля. И остаюсь по-прежнему при своём мнении.

[Читать дальше...]
Когда субъекты рынка сбрасывают акции, облигации и прочие инструменты и уходят в валюту, то происходят два очевидных процесса: падает фондовый рынок и растёт курс доллара. За день капитализация ФР РФ уменьшилась на 850 млрд. рублей. Предположим, что все вырученные средства были отконвертированы в валюту, 10 апреля остатки на корсчетах комбанков в ЦБ уменьшились всего на 200 миллиардов. Это чуть больше, чем 0,5 % от общей капитализации ФР РФ. Симптом очень плохой, получается, что выкинув на рынок всего ничего можно обрушить его на целых 10%, уж слишком жесткая эластичность. А вот 11 апреля, хотя биржи и продолжали падать, остатки на корсчетах даже подросли на 100 миллиардов, и рубль стабилизировался. Понятно, что кто-то продавал валюту, понять кто именно без инсайда крайне сложно. А с учётом того, что ЦБ публикует данные о ЗВР с недельным лагом, и вовсе невозможно. Но это и не важно, понятно, что не западные инвесторы. Гораздо важнее то, что происходило дальше.

А дальше была пауза длинною в две недели, когда ничего не происходило. А затем, 23 и 24 апреля, сначала Трамп, а за ним и посол Хантсман, наговорили столько, что пора нам с США подписывать договор «О дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи», ведь они, де, и санкции готовы снять, и дружить хотят, и претензий к Русалу не имеют. Результат: акции Русала за день дорожают на 122 млрд. рублей, а фондовый рынок почти отыгрывает понесённые потери. С рублём всё сложнее, но тут проблема внутренняя.

Мой материал более чем годичной давности «Драка в верхах» (https://cinecon.livejournal.com/25213.html) был посвящён именно этой проблеме, противоречиям между ЦБ и Минфином. И теперь у ведомств появилась возможность под благовидным предлогом сыграть вничью. Так что доллар по 55-56 рублей мы точно не увидим. И это будет именно ничья, ибо с февраля 2017 года проблем у Минфина только прибавилось, и девальвация в 10%, которая решала эти проблемы тогда, не решает их сейчас. Очередную дыру в бюджете пробивают крупные госкомпании, которым не хочется делиться с правительством дивидендами за 2017 год. Мои оценки этой дыры выводят на цифру в 250-300 млрд. рублей.

Итог. Итог, увы, плачевный. Совершенно очевидна неэластичная реакция ФР РФ на вывод весьма скромных средств. Обиходная логика, что западные инвесторы, если выходят из российских инструментов, должны выходить с убытками и по котировкам, и по курсу рубля, крайне примитивна. Ибо они не выходят, они играют на понижение, дабы на дне вновь открыть позиции, а затем подбросить абсолютно лживый информповод, на который наш ФР отреагирует ростом котировок, тем самым набивая карманы западным спекулянтам. Такая недальновидность наших биржевиков для меня просто удивительна. Уж казалось бы, что подобную игрушку с информповодами «вверх – вниз» мы почти два года наблюдали с акциями «ЮКОСа». Можно вспомнить и А. Илларионова (тогда – советника президента) с негативом в адрес РАО ЕС, акции падали, а когда становилось ясно, что дело не так – росли. Совсем под носом была и американская игрушка с запретом на операции с облигациями минфина, то ожидают запрет, то говорят, что нет, не будет. Волатильность гуляла в лучшем виде, а американские биржевые компьютерные боты набирали статистику по реакции ФР РФ на эти вбросы и строили тренды вероятной реакции на очередные санкции. Три месяца им хватило, что бы чётко предсказать реакцию нашего ФР на очередную порцию санкций. Ну а дальше по учебникам: вброс в пятницу под вечер, два дня биржевикам на цепную реакцию паники, а в понедельник утром - лёгкий, копеечный толчок котировок вниз. Дальше стадный психоз, и на следующий день к вечеру на дне можно покупать и открывать позиции.

Общий итог лёгкой биржевой спекуляции западных портфельных инвесторов можно оценить в 5-6 млрд. долларов гипотетической прибыли, два миллиарда только на Русале, ну и остальное по кругу. И нас совершенно не должно волновать, когда они решат окэшиться, игра сделана.
Фактография закончилась, теперь личные впечатления. Я понимаю, что биржевое сообщество состоит из очень занятых людей, которым необходимо уметь принимать решения мгновенно. Но у меня сложилось впечатление, что эти люди вообще не видят, что происходит вокруг.

Армения. В Ереване находится одно из крупнейших посольств США – 2,5 тысячи сотрудников, т.е. на каждую тысячу граждан Армении приходится один сотрудник посольства. Такой пропорции нет ни в одной стране мира. Что эта дивизия «дипломатов» там делает? Антироссийская направленность последних событий мне абсолютно очевидна, как и то, что Армения превратится в американский плацдарм против Ирана, но может быть и против Турции.

Казахстан. Суд в США по иску мелкого миноритария арестовал треть ЗВР Казахстана – 22 млрд. долларов. В списке арестов ЗВР это второе место после Ирана. Идущий торг с некой вероятностью может закончиться тем, что на казахстанском побережье Каспия появятся американские базы.

Латвия. После зимнего разгрома латвийской банковской системы, который похоронил надежды Латвии стать восточноевропейской Швейцарией, в Латвии сильно выросли антиамериканские настроения. И лечить население от поглядывания в сторону России американцы будут с помощью очередной звонкой и растиражированной провокации, которая должна произойти в мае-июне, а дальше у госдеповцев сезон отпусков.

Украину можно не расписывать, итак всё ясно.

Как в таких условиях наши биржевики могли вестись на заведомо лживые заявления Трампа и Хантсман я просто ума не приложу.


На главную страницу блога

Нерентабельность лжи (окончание)

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


Окончание. Начало ЗДЕСЬ.


ПО НАПРАВЛЕНИЮ В ПРОПАСТЬ

Заметный экономический кризис начался не в 90-е годы, как иногда утверждают, а уже в 1987-м. Обнаружив его на основе анализа натурального производства, я написал для очень тогда популярного «Огонька» статью. Она была отвергнута Коротичем, который, как мне передали, сказал, что она навредит Горбачеву. Стало ясно, что статистическая правда для новых политиков столь же нежелательна, как для советских. Искажение статистических данных по ВВП в этот период оставалось на уровне советского: примерно два процентных пункта ежегодно. Тогда же обнаружились многие характерные для 1990-х годов тенденции: падение ВВП, объема основных фондов и производительности труда, свертывание военного производства и капитального строительства, развитие сферы рыночных услуг в ущерб производству товаров и нерыночных услуг — бесплатной медицине, образованию; сокращение внешней торговли, резкий рост социального неравенства. Отчасти это было исправление диспропорций предыдущего периода: чрезмерных военных расходов и капитальных вложений, слабого развития рыночных услуг. Не могу забыть начала «туалетной революции»: появление кооперативных общественных туалетов, несравненно более комфортабельных, чем советские… Другая черта этого периода: мало продуманные, хаотические рыночные преобразования, дезорганизовавшие экономику, на развитии которой сказалось и падение мировых цен на нефть: от экспорта она всецело зависела.

[Читать дальше...]
В 1992–1998 годах все эти тенденции сохранялись, причем угрожающие размеры приняло сокращение сферы нерыночных услуг, прежде всего образования, здравоохранения и науки. Сильно возросла эмиграция, что привело к серьезному сокращению человеческого капитала. Тут стоит сказать, что нельзя сводить вопрос только к основным фондам — их еще надо уметь использовать, иначе они окажутся грудой металла и кирпича. А это зависит от интеллектуального и нравственного уровня общества. С чем положение еще хуже, чем с основными фондами.

Борьба с инфляцией обернулась недостатком спроса, а усилия по созданию рыночных институтов мешали интересам командной экономики. Мировые цены на нефть оставались крайне низкими. Даже топливная промышленность в этот период оказалась убыточной, что привело к сокращению ее производства. Продолжала расти сфера рыночных услуг, фантастически рентабельных на фоне убыточного производства товаров. Но ими пользовались наиболее состоятельные слои населения — уровень дифференциации доходов в этот период оказался одним из самых высоких в мире. Что до статистики — тут надо отметить удивительный факт: впервые после 20-х годов ХХ века альтернативные оценки динамики ВВП оказались лучше данных Росстата. Их обеспечил бурный рост теневой экономики, не учитываемой Росстатом.

Дефолт 1998 года ослабил тяжесть выплаты внешних долгов и произвел очень болезненную, но необходимую «чистку» от множества дефектов и диспропорций экономики. Сильнейшая девальвация рубля подтолкнула импортозамещение и повысила рентабельность экспорта. Сокращение реальных доходов работников привело к повышению рентабельности производств. Но главной предпосылкой возобновления экономического роста стали резервы, скопившиеся в результате экономического спада всего предыдущего двенадцатилетнего периода. Дополнительным фактором стала огромная, преимущественно нелегальная, трудовая иммиграция. Плюс начавшийся почти сразу после 1998 года рост мировых цен на нефть и приток иностранного капитала.

Экономический подъем 1999–2007 годов был значительным, хотя и меньшим, чем по данным Росстата: 48% прироста — вместо росстатовских 82%. Он обеспечивался лучшим использованием основных фондов. Они продолжали сокращаться, хотя и медленнее, чем в 90-х, в связи с быстрым ростом капитальных вложений, все же недостаточных для полного возмещения износа. При небольшом росте производительности труда быстро росла численность занятых за счет огромного притока трудовой иммиграции и уменьшения безработицы. Под влиянием растущих доходов населения, предприятий и бюджета выросло производство товаров. Выросли доходы от экспорта всех видов сырья, но держался этот рост на крайне непрочной основе — аномально высоких ценах на нефть. Этот уникальный шанс был использован государством и бизнесом крайне плохо с точки зрения модернизации экономики: большая часть дополнительных доходов ушла на личное потребление наиболее состоятельных слоев населения, ее львиная доля утекла за рубеж.

В статистике 1999–2007 годов и потом, вплоть до настоящего времени, восстановилось привычное с 60-х годов расхождение между данными Росстата и альтернативными оценками динамики ВВП: примерно два процентных пункта в год.

В 2010–2015 годах вернулся экономический спад (на 10%) — преимущественно от сокращения основных фондов при исчерпанности резервов лучшего их использования. Одновременно исчерпались возможности роста занятости за счет иммиграции и сокращения безработицы. При неизменности институциональных условий и структуры экономики эти факторы будут определять положение дел и дальше — и все это при сохранении еще довольно высоких цен на нефть: в начале 70-х годов они составляли примерно два доллара за баррель.

Полученные данные неутешительны — огромное сокращение основных фондов показывает, какие огромные опасности здесь кроются для экономики. На экономический рост надеяться не стоит, напротив, очень велика вероятность дальнейшего упадка по мере неуклонного сокращения основных фондов — на повышение фондоотдачи больше рассчитывать не приходится.

За отсутствием необходимых данных все это совершенно не учитывает российское руководство. Мы подсчитали, какие необходимы вложения, чтобы обеспечить средний для мировой экономики рост ВВП в 3% ежегодно, то есть просто сохранить наше место в мировой экономике. Оказалось, что объем вложений нужно увеличить примерно втрое. Чтобы это осуществить за счет внутренних источников, личное потребление населения должно сократиться вдвое, стать примерно как в СССР в первую пятилетку. Предупреждение от Минэкономразвития о стагнации уровня жизни в ближайшие пятнадцать лет, по сравнению с нашими данными, — мелкая неприятность.

Конечно, положение с источниками роста будет иным, если мы сделаем упор на привлечение иностранного капитала. Но это потребует радикальных изменений в политике и менталитете населения.

Осталось рассказать о сегодняшней судьбе правдивой статистики.

С 1997 года мы опубликовали около тридцати статей по альтернативным оценкам российской экономики в рейтинговых отечественных журналах. Собрав их вместе и доработав, мы выпустили учебное пособие в трех выпусках3 . Я также дал довольно много интервью. Все это вместе я называю «Лукавой цифрой»-2. Реакция государства и общества на наши выступления расскажет много интересного о нынешней социальной системе и ее отличии от советской.

В доперестроечном СССР мне приходилось изощряться в зашифровывании статей, чтобы не зарезала цензура, и годами ожидать публикаций — первая появилась через восемь лет после получения результатов. Была и опасность репрессий — за аналогичные исследования один киевский экономист был осужден на семь лет... Теперь я имею возможность почти сразу после получения результата публиковать все открытым текстом. Беда лишь в том, что несравненно более слабым стало воздействие печатного слова.

Впервые с реакцией российского государства я столкнулся в середине 90-х годов. Тогда меня свели с помощником Президента РФ по экономике Александром Лившицем. Принял радушно: «Давно мечтал о встрече»… С интересом выслушал мое предложение о создании центра альтернативных оценок российской экономики: «Борис Николаевич беспокоится о достоверности экономической информации». Узнав, что потребуется от государства двадцать тысяч долларов в год, погрустнел: «Таких денег у нас нет» — государство тогда швырялось миллиардами долларов в интересах близких к нему лиц... И ведь человек был хороший: интеллигентный, квалифицированный, совестливый. Кто еще мог уйти в отставку, взяв на себя ответственность за дефолт?

На этом все: несколько моих писем в адрес правительства и Министерства финансов остались без ответа. Не удостоились даже отписки — в СССР хотя бы уведомляли о получении писем. Больше не писал. Многочисленные статьи игнорировались, как будто они государства не касались. Это удивляло: ладно, первые лица, не в пример Ленину и Сталину журналов не читавшие… Но ведь у них были помощники, обязанные читать, временами неплохие. Cейчас, например, прекрасный экономист Андрей Белоусов... Однако — никакого интереса. Благодаря связям и настойчивости моего московского друга, помощника тогдашнего председателя Государственной думы Бориса Грызлова, мне все же устроили ряд встреч с заинтересовавшимися моими трудами государственными мужами 2000-х годов. Первым весной 2006 года стал глава Счетной палаты РФ Сергей Степашин. Встретил также приветливо: «Читал “Лукавую цифру”» — и пригласил выступить на коллегии Счетной палаты.

Аудиторы и работники аппарата Счетной палаты слушали очень внимательно. С красноречивыми цифрами на руках я говорил о неизбежности кризиса в ближайшем будущем. Было много вопросов, очень толковых и квалифицированных. Между делом Степашин с моего согласия поручил помощнику оформить мое членство в экспертном совете Счетной палаты. В заключение этой встречи он меня сердечно поблагодарил. На том все и кончилось, удостоверения члена экспертного совета Счетной палаты я так и не получил…

Осенью 2008 года, уже на пике кризиса, меня пригласил Борис Грызлов. Встретил приветливо, слушал внимательно — вместе с тремя помощниками и заместителем председателя Совета Федерации Светланой Орловой, ныне губернатором Ярославской области. Что статистика врет, не было для него неожиданностью, удивился он лишь величинам занижения стоимости основных фондов. Помощники задавали толковые вопросы.

Вскоре нас пригласили писать аналитические записки на имя Грызлова. Две написали, затем еще одну — отдельно по импортозамещению. И тут нас подвели с гонораром: и без того скромный, выплатили в половинном размере. Грызлов, полагаю, об этом не знал. Оскорбленные, мы прекратили писать, на этом наши контакты с властями закончились. И с исполнительной, и с законодательной. Ни они меня больше не беспокоили, ни я их.

Что до реакции Росстата — здесь есть изменения к лучшему: Росстат присущих ЦСУ СССР обвинений в клевете избегает, предпочитая делать вид, что нас не существует. Когда же наши оценки получают широкую известность, Росстат относительно вежливо, но бездоказательно их отвергает. Интересно, что орган Росстата «Вопросы статистики» (теперь он переименован) с начала XXI века до 2014 года довольно часто публиковал наши статьи, иногда очень резкие по отношению к официальной статистике. Здесь я хочу отдать должное профессиональной и гражданской позиции главных редакторов журнала — покойной Н.В. Никулиной и нынешнего Т.В. Рябушкина. Им наверняка пришлось претерпеть из-за нас немало неприятностей от учредителя. Совсем недавно, после прямого обвинения в печати в нежелании считаться с нашими оценками, Росстат предложил нам выступить перед своим научно-методическим советом. Зная нравы бюрократических учреждений, мы предложили сначала создать экспертную комиссию по изучению наших работ. C этим разумным предложением Росстат не согласился под предлогом отсутствия средств.

Летом 2007 года мы обратились с письмом к гражданскому обществу — ко всем ведущим политическим партиям России, — предлагая за очень умеренную плату информацию о реальном экономическом положении страны. Откликнулась только партия «Яблоко» — поблагодарила за внимание. Законный вопрос, зачем существуют партии, кажется, в России имеет лишь один ответ: для блага их вождей и аппарата.

Предпринимательское сообщество, казалось бы, больше всех заинтересовано в объективных оценках. Как без них определить экономическое положение своих предприятий? Из приведенных выше данных об огромной ошибочности оценок основных фондов преимущественно в хозяйственном (а не бюджетном) секторе видно, что предпринимательское сообщество в целом этой простой мысли пока не понимает, поскольку еще далеко от нормальной капиталистической практики. Личные впечатления от нашего предпринимательского сообщества у меня незначительны: я ему не навязывался, и оно мало интересовалось мною. Как-то я выступал в середине 90-х годов перед клубом директоров Новосибирска с анализом состояния банковского сектора, которому предсказывал кризис, действительно случившийся через два года… Мне показалось, что слушателей больше волновал предстоящий банкет в соседнем помещении.

Научно-экономическое сообщество удивило меня тем, что желающих заняться альтернативными макроэкономическими оценками оказалось ничтожно мало. В 90-х они еще встречались, а в 2000-е, за единственным исключением, исчезли. Экономисты предпочитали пользоваться оценками Росстата, не затрудняя себя вопросом их качества. Так спокойнее и труда не требует. Лишь состояние основных фондов привлекло какое-то внимание. Появились три альтернативные оценки, очень близкие к оценкам Росстата. Причина очевидна: в них совершено не учитывалась восстановительная стоимость основных фондов — это фундаментальное статистическое понятие вообще, кажется, исчезло из лексикона экономистов. Экономическая наука и в советское время не процветала в силу репрессий и идеологического контроля. О причинах сегодняшней ее деградации я написал в приложении ко второму тому моей книги «Экономическая история России в новейшее время» «Почему в России очень мало хороших экономистов»4 .

У меня все еще высокий индекс цитирования, но, кажется, преимущественно за счет периферийных журналов. Ссылки на наши работы в центральной научной прессе весьма редки. Даже при оценке советской экономики предпочитают ссылаться на ЦРУ. Печатают, правда, охотно — то ли ценят, то ли импакт-фактор улучшают... Все же умеренный интерес к альтернативным ценам у экономистов сохраняется.

Широкие круги интеллигенции в советское время, особенно в период перестройки, были граждански активными. Состояние экономики людей волновало. Теперь их интерес к ней пробуждается лишь в период острейших экономических кризисов, например, 2008 года. Потом снова исчезает. Не могу забыть свое выступление в Новосибирском университете то ли в 2002-м, то ли в 2003 году — на экономическом факультете работали преподавателями многие мои бывшие студенты... Когда я увидел, что пришло три человека, не смог сдержать слез.

Реакция зарубежной научной общественности на наши публикации также заметно изменилась. В постсоветский период интерес к исследованиям российской экономики радикально сократился, по сравнению с советской экономикой. Тогда речь шла о главном сопернике Запада. Теперь — о стране, доля которой в мировой экономике меньше 2%. Все же десяток-другой экономистов Россией продолжают заниматься. Наши оценки регулярно использует только почетный профессор Амстердамского университета и профессор Кембриджского университета Майкл Эллман. Остальные используют оценки Росстата. Правда, пару лет назад появилась квалифицированная статья двух нидерландских экономистов, где был произведен альтернативный расчет основных фондов СССР и России за очень длительный период. Он показал сокращение основных фондов в постсоветский период, хотя и в куда меньших размерах, чем обнаружили мы.

Я и совсем бы приуныл, но из блога Елены Лариной www.hrrfzvedka.ru узнал, что в прошлом году группа американских экономистов по заданию конгресса США провела анализ оценок состояния российской экономики в РФ и в других странах. Они признали наиболее точными оценки «Ханина и его группы».

Вывод из сказанного грустный. Проходят годы и десятилетия, меняются социальные системы и вожди, а нерентабельность лжи так и не осознается.

Почему наша статистическая служба так работает, я изо всех сил пытаюсь понять. В советское время она все-таки была подневольной. В постсоветский период ее возможности выросли — почему ничего не меняется? Я почти уверен, что власть не дает прямых указаний врать. Однако же и не мешает этому.

Работа в статистической службе усложнилась: возникла теневая экономика, показатели которой трудно установить, исчезла всякая ответственность за ложную отчетность, поэтому от предприятий идет недостоверная информация. Частный сектор с огромной выгодой для себя воспользовался заниженностью балансовой стоимости основных фондов в процессе приватизации и по неграмотности мало что сделал для ее переоценки впоследствии, показав свою экономическую и интеллектуальную незрелость.

Работа в статистической службе малопрестижна и плохо оплачиваема. Читатель поразится, но подавляющее большинство работников статистических органов не имеет специального образования. Как во всяком бюрократическом учреждении, поощряется послушание, а не инициатива. Выдающихся экономистов, сравнимых, скажем, с Николаем Осинским начала 30-х годов или Владимиром Кириченко конца 80-х, во главе нынешней статистической службы не ставят.

Характер статистики зависит прежде всего от характера власти. А характер власти мало меняется. Она часто лжет даже во вред своим долгосрочным интересам. В то же время давление на нее со стороны общества в последние пятнадцать лет весьма незначительно. Население стало намного менее образованным и куда более пассивным, чем в середине 80-х.

Видимо, только глубочайший кризис пробудит государство и общество, а он, на мой взгляд, неизбежен — если, конечно, не случится чудо. Но на чудеса можно лишь уповать. Рассчитывать на них не стоит.


1. В. Селюнин, Г. Ханин. Лукавая цифра. — «Новый мир»: 1987, № 2.

2. Поскольку расчеты западных экономистов по альтернативным оценкам советской экономики считаются самыми точными, в 1991 году во время работы в институте по изучению СССР и Восточной Европы в Стокгольме я проанализировал эти исследования за много лет и показал, что наряду с большими достижениями в них немало недостатков методологического и информационного характера. Особенно подробно я анализировал расчеты ЦРУ и показал их многочисленные изъяны, подчас очень грубые. Эта книга вышла в Новосибирске в 1993 году. Российская экономическая периодика ее «замолчала». Откликнулись с положительными отзывами только два выдающихся иностранных знатока советской экономики — уже упоминавшийся Алек Ноув и профессор Амстердамского университета Майкл Эллман.

3. Альтернативные оценки развития российской экономики: методы и результаты. — Новосибирск, 2011.

4. Ханин Г. И. Экономическая история России в новейшее время. Учебное пособие в 3 частях. Ч. 2: Экономика СССР в 1961–1987 гг. Новосибирск: СибАГС, 2007.


На главную страницу блога

Нерентабельность лжи

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


«Лукавая цифра»: 30 лет продолжения. Светлой памяти Василия Селюнина.

Об авторе | Гирш Ицыкович Ханин родился в 1937 году. Доктор экономических наук, был профессором Сибирского института управления, филиала РАНХиГС при Президенте РФ.


Начну с уверенного заявления, что уровень статистики — важнейший показатель цивилизованности страны. В XIX — первой половине XX века точность статистики национального богатства почти точно совпадала с уровнем экономического и культурного развития отдельных стран, и вряд ли что-нибудь с тех пор изменилось.

[Читать дальше...]
А теперь приведу красноречивый пример: в 70-е годы под влиянием официальных данных о быстром росте основных фондов cоветcкое руководство «прозевало» начавшийся инвестиционный кризис. Что случилось с СССР в 1980-х, мы все знаем.

Напомню: основные фонды — это здания и оборудование. Материальная основа производства товаров и услуг.

Надо сказать, расчеты динамики основных фондов — самая сложная область макроэкономической статистики. В США, например, они начались только в конце 50-х годов ХХ века. Известный статистик Колин Кларк писал, что по отношению к статистике национального богатства исчисление ВВП — детская игрушка…

ПРОТИВ ЦСУ

Я занялся этой проблемой в поисках причин отказа от нэпа. Наши расчеты опирались на динамику электрических мощностей в промышленности, что и позволило установить: уже в 20-е годы, когда советская макроэкономическая статистика считалась образцовой, статистика основных фондов была ошибочной: их стоимость занижалась примерно вдвое. По меркам статистики национального богатства, это колоссальная ошибка, а поскольку от ее величины зависели расчет рентабельности экономики, оказались ошибочными и они: экономика почти не росла, рентабельность, за вычетом налогов, оказалась на нуле. Самые проницательные советские руководители уже тогда в душе сомневались во многих макроэкономических показателях, ориентировались на натуральные. А те показывали плачевное состояние советской экономики. Возможностей было две: пойти на поклон к капиталистам, фактически отказавшись от новой социальной системы, либо ценой колоссальных жертв сделать рывок в ее рамках.

Кстати, перед таким же историческим выбором СССР стоял и в 80-е годы.

А сейчас стоит Россия.

Руководство ЦСУ не стало затруднять себя сложнейшей задачей переоценки основных фондов — острой необходимости не было. Это капиталистам их верная оценка жизненно необходима для точного расчета прибыли. В управлении командной экономикой можно было обходиться без этого, пусть и с потерями. Все же такие переоценки изредка производились в ЦСУ СССР или Госплане СССР — по неизвестной методологии, с сомнительными исходными данными. Разумеется, они показывали огромный рост основных фондов, демонстрируя неоспоримые преимущества социализма перед загнивающим капитализмом.

Однако есть в этой истории интересный сюжет. В экономической печати в 1937–1938 годах прошла серия статей, где приводились факты огромного расхождения между оценкой стоимости машин и оборудования в балансах предприятий и по текущим ценам. Работник самого ЦСУ Л. Черкасский засыпал секретаря ЦК ВКП(б) А. Андреева записками с хорошо обоснованной критикой оценки основных фондов в СССР, в чем он, надо сказать, вредительства не усматривал, только недобросовестность. НКВД, видимо, придерживалось другого мнения — руководителей тогдашнего ЦСУ расстреляли. Судьба самого Л. Черкасского мне неизвестна, его имя в печати я больше не встречал.

А с оценкой основных фондов ничего не изменилось. Лишь в конце 50-х годов советское руководство решилось на их инвентаризацию и провело ее в 1960 году. Это была грандиозная работа с вовлечением сотен научно-исследовательских и проектных институтов. Однако исследования выдающегося советского экономиста Я.Б. Кваши показали ошибочность полученного результата. Были еще две переоценки, но их качество было даже хуже.

Тем временем ушли из жизни экономисты и статистики, хорошо понимавшие катастрофичность ошибочной оценки основных фондов: С.Г. Струмилин, Л.А. Вайнштейн, В.А. Соболь, Я.Б. Кваша. Некому стало тревожить ЦСУ СССР и другие высшие экономические органы по этому вопросу. Они и не тревожились. Но по ошибочным картам статистики оказалось невозможно вести корабль советской экономики. Ложь была крайне нерентабельной. Многолетняя беспрепятственная пропагандистская ложь советских руководителей и послушного им ЦСУ порождала многочисленные ошибки в управлении экономикой. Потому что, желая обмануть иностранцев и собственное население, советское руководство часто обманывало и себя.

Мы с Василием Селюниным, и не только мы, это хорошо понимали. Поэтому наша статья «Лукавая цифра»1 тридцать лет назад стала подлинным потрясением для миллионов советских людей — подписчиков толстых журналов и пользователей библиотек. Насколько людям тогда было все интересно, я ощутил тем же летом 1987 года, когда мы отдыхали в курортном местечке Гульрипши в Абхазии. Я пошел записаться в местную библиотеку. При регистрации библиотекарь спрашивает: «Вы не родственник автора «Лукавой цифры»?» Смутилась, узнав, что я автор…

В статье шла речь о колоссальных искажениях советской макроэкономической статистики, обнаруженных благодаря альтернативным расчетам несколькими методами (по динамике промышленности, например, — шестью методами) с опорой на относительно достоверные данные о натуральном выпуске продукции (вместо стоимостных показателей, которые могли расти благодаря скрытому росту цен). Достаточно сказать, что, по нашим подсчетам, национальный доход СССР за 1928–1987 годы вырос не в девяносто раз, как уверяло ЦСУ СССР и вслед за ним советская пропаганда, а в 6,9 раза, то есть в тринадцать раз меньше. Такого искажения статистики мир еще не знал.

Бывший немецкий коммунист Альбрехт, занимавший видный пост в советской промышленности в первой половине 30-х годов, рассказывает в своих вышедших в 1938 году в Швейцарии воспоминаниях, как в 1932 году при подготовке второго пятилетнего плана нарком земледелия СССР Я. Яковлев с отчаянием восклицал на одном из совещаний: как можно планировать, если нельзя верить ни одной цифре!

Раз уж пошли по этому пути, хорошо было бы побеспокоиться и о сокрытии обмана. Для этого есть только один способ: не публиковать ни одной цифры натурального характера, как это делает, к примеру, Северная Корея... То ли не догадались, то ли пропагандистские соображения взяли вверх — приятно сообщать о крупном росте производства стали или электроэнергии... Да и прекращение публикации натуральных цифр вызвало бы толки. Можно было, конечно, все цифры согласованно фальсифицировать, но это требовало фантастической изобретательности.

В 1933 году поставленный во главе статистической службы СССР Николай Осинский, один из наиболее умных и образованных большевиков, начал борьбу «за верную цифру», и кое-чего ему удалось добиться. Но лишь кое-чего.

Выход нашей статьи стал возможным благодаря начавшейся перестройке. Именно она вынесла в главные редакторы «Нового мира» Сергея Павловича Залыгина, который принял смелое решение опубликовать статью. А цензура не решилась или не догадалась ее запретить. Фактически статья открыла дорогу гласности — таких сенсационных разоблачительных статей в советской печати еще не было. Она дала понять, что нет больше тем, свободных от критики.

В Новосибирск журналы приходили с опозданием, и я долго не знал, вышла ли все-таки наша статья. Телефон Селюнина был все время занят. Лишь перед самым отъездом в Кызыл, где я тогда работал, я дозвонился и только тогда начал осознавать, что произошло. «Номер вышел десять дней назад, и телефон раскалился от звонков. Звонят целый день, c утра до вечера, без перерыва», — cказал Селюнин.

Сам я увидел эффект статьи в июне, когда приехал в Москву в короткую командировку. Самым памятным оказалось выступление на экономическом факультете МГУ. Его организовали мои тогдашние хорошие друзья — доценты Игорь Нит и Павел Медведев. Впоследствии Нит стал помощником Ельцина по экономике в первые годы его президентства, а Медведев — видным деятелем Государственной думы разных созывов... Я приехал примерно за полчаса, чтобы начертить на доске весьма объемистую таблицу сопоставления официальной и альтернативной статистики макроэкономических показателей за ряд периодов — в статье они не приводились, поскольку она предназначалась широкому кругу читающей интеллигенции. Пока я писал, заполнялась аудитория. Минут за десять до назначенного времени появились взволнованные Нит и Медведев с сообщением о противодействии моему выступлению от партбюро факультета... Прошло еще около четверти часа. Аудитория была уже переполнена, все сидячие места были заняты, многие стояли у стен и сидели на полу в проходах. Еще через пятнадцать–двадцать минут Ниту и Медведеву удалось сломить сопротивление партбюро.

Примерно час я излагал методику расчетов, полученные результаты, их разницу с официальными и экономические выводы. Даже сейчас, через тридцать лет, я вижу эту жадно слушавшую аудиторию, горящие глаза молодых... Я часто вспоминал эту аудиторию в 1990-е и 2000-е годы, когда мне приходилось излагать альтернативные расчеты российской экономики перед некоторым количеством слушателей, чаще всего ничтожным, в Новосибирске и Москве. Расчеты по российской экономике были намного труднее, чем по советской. Искажения официальной статистики оказались не меньшими, чем в послевоенное советское время…

Впоследствии весьма известные ныне экономисты — бывшие выпускники экономического факультета МГУ тех лет — не раз говорили мне, как наша статья сформировала их понимание экономики. Они были, видимо, среди моих слушателей на том выступлении. Cреди этих слушателей оказался и стажер экономического факультета МГУ — преподаватель Колумбийского университета Ричард Эриксон. Где-то через год мой бывший студент Владимир Конторович, уехавший в США в конце 70-х годов, прислал мне объемистый доклад Эриксона под названием «Ханин против ЦСУ». В нем излагалась критика советской статистики рядом советских экономистов, но основное внимание уделялось расчетам, приведенным в моем докладе в МГУ. Благодаря Эриксону они стали широко известны среди профессионалов на Западе, прежде знавших лишь статью в «Новом мире», которая не содержала необходимых профессионалам деталей. Правда, еще в 1984 году английский советолог Алек Ноув «расшифровал» две мои статьи в специализированном малотиражном академическом журнале. Но все это осталось достоянием ограниченного числа советологов.

Ожидаемо, наша статья вызвала критику ЦСУ СССР. Уже летом орган ЦСУ СССР «Вопросы статистики» выпустил первую обширную залп-статью одного вузовского преподавателя с критикой нашей статьи. Лучше бы он этого не делал... Залп оказался совершено непрофессиональным. Последовала еще пара статей аналогичного содержания. Затем председатель ЦСУ СССР М.А. Королев назвал нашу статью клеветнической в «Правде», а его первый заместитель Н.Г. Белов повторил обвинение в «Вопросах статистики» в статье о задачах советской статистики. Как-то в очередной мой приезд в Москву я в крупной московской библиотеке увидел объявление о выступлении Белова. В нем, среди прочего, он прошелся по нашей статье и был страшно растерян, когда я вышел ему возразить...

Статьей в декабрьском номере НМ того же года мы ответили на критику развернутой статьей. Что было интересно — критиковали нас практически только статистики по должности. Остальные экономисты молчали — то ли были ошеломлены, то ли не разобрались в расчетах. Единственным заметным исключением стал бестселлер 1989 года Н. Шмелева и В. Попова «На переломе», который нас обильно цитировал…

Тем временем меня не оставляла мысль о необходимости широкой публикации наших расчетов. Даже тогда на это могло решиться только очень влиятельное издание. Таким в то время был журнал «Коммунист». В нем сменилось руководство, и первым заместителем главного редактора стал старый друг Селюнина Отто Лацис. Я узнал, что моим материалом там занимается заведующий отделом экономики Гайдар. Гайдар счел расчетную таблицу препятствием для публикации и попросил меня ее убрать: «ЦСУ будет визжать». Без таблицы статья для меня не имела смысла. Разрешил вопрос Лацис, твердо сказав: таблицу оставим. Статья вышла в первоначальном виде, а о Гайдаре я тогда подумал: не орел... После статьи в «Коммунисте» мы с Селюниным стали неприкосновенными — с «Коммунистом» тогда не принято было спорить.

После 1988 года нападки на нас в «Вопросах статистики» прекратились — ЦСУ СССР стало не до нас. Может быть, когда-нибудь всплывут сведения о событиях вокруг ЦСУ СССР в советских верхах... Так или иначе, в начале 1989 года произошла смена его руководства. Новый начальники ЦСУ СССР, уважаемый научный работник В.Н. Кириченко уже в первых выступлениях подверг резкой критике деятельность прежнего руководства за приукрашивание положения дел в экономике. Но перед нами никто из ЦСУ так и не извинился за обвинение в клевете. Осенью 1990 года ЦСУ провело семинар по нашим оценкам с приглашением известных специалистов-статистиков. Его вел заведующий отделом ЦСУ СССР М.Р. Эйдельман. Семинар был профессиональным и дружественным. Впоследствии, уже в США, куда он вскоре эмигрировал, Эйдельман написал две статьи с альтернативными оценками советской экономики на основе имевшихся у него архивных данных — намного более обширных, чем у нас. Его оценки отличались от официальных даже больше, чем наши…

После «Лукавой цифры» мы еще много сенсационных данных опубликовали, но такого успеха в постсоветское время не знали. Почему? Думается, дело в том, что после многих десятилетий официальной лжи общество изголодалось по правде — в позднем СССР слой образованной и неравнодушной к судьбам страны интеллигенции был довольно значительным.

ПРОТИВ ЦРУ

Реакция на наши работы за рубежом была неоднозначной. Обсуждение было бурным, хотя, конечно, в других формах и преимущественно среди советологов. После Второй мировой войны интерес к изучению СССР вообще и его экономики в частности на Западе, особенно в США, резко вырос, эти исследования щедро финансировались. Возникла масса советологов, изучающих советскую экономику, и абсурдность оценок ЦСУ СССР была им, конечно, очевидна. Недостоверность этих цифр еще в 1940 году, установил крупный западный статистик Колин Кларк, который очень простыми методами произвел самостоятельный расчет динамики ВВП и основных фондов СССР до войны. Но в горячке начала Второй мировой войны эта его работа не была замечена широкими кругами экономистов — было не до того. Сразу после войны этим занялся бывший советский гражданин, меньшевик, талантливейший экономист Наум Ясный, а после него и другие группы экономистов США. Наиболее тщательными были расчеты Абрама Бергсона из Гарвардского университета, методикой которого воспользовалось ЦРУ США.

Советские экономисты долго и в основном безуспешно критиковали западные оценки. Американцы же ими очень гордились и считали себя здесь монополистами. И вдруг эта монополия была нарушена «Лукавой цифрой» и рядом моих последующих публикаций. Причем наши оценки дали еще более низкие результаты и касались более широкого круга показателей. С одной стороны, это подтверждало правоту ЦРУ США в многолетней критике советской статистики. С другой стороны, два неизвестных экономиста бесплатно, практически вручную, сделали больше и лучше того, что делали признанные специалисты за огромные деньги с использованием ЭВМ. Было от чего возбудиться.

Сначала преобладала восторженная реакция. В марте 1988 года в Гуверовском институте в США состоялась научная конференция по влиянию перестройки на советские военные расходы. Большое место в докладах заняли ссылки на наши работы. Затем от восторгов перешли к осторожной критике. Притом что значимость и ценность наших исследований никем не оспаривались. Больше всего возражений было со стороны ЦРУ США, деятельность которого последние пятнадцать лет резко критиковалась с разных сторон и по разным поводам. Теперь представилась возможность критики и за экономическую некомпетентность. ЦРУ осенью 1988 года выпустило стостраничный доклад. Были найдены мелкие неточности наших расчетов и высказаны некоторые сомнения по их поводу. Признаны какие-то собственные ошибки, но не главные. Опровержения не получилось, и так показалось не только нам: очень влиятельный фонд Heritage Fund провел конференцию по анализу расчетов ЦРУ и пришел к выводу об их недоброкачественности. ЦРУ провело собственную конференцию, одобрившую его деятельность. Оно инициировало создание комиссии из пяти экспертов — из этих пяти только один был специалистом по экономической статистике, — и комиссия вынесла нужную ЦРУ оценку.

Я почувствовал, какую волну подняли наши расчеты в США, во время месячной поездки туда весной 1990 года. Пригласил Колумбийский университет, в котором работал Ричард Эриксон. Пока я был в этом университете, пришли приглашения от других ведущих советологических центров — Гарварда, Принстона, Пенсильванского, Стенфордского, Беркли, наконец, РЭНД корпорейшен. Практически от всех, кроме, по понятным причинам, ЦРУ США. Особенно запомнилось мне выступление в РЭНД корпорейшен — ведущем центре внешнеполитических и оборонных исследований. Огромный зал был переполнен, как в МГУ летом 1987 года. Я с горечью отмечал разницу в восприятии советского и американского научно-экономических сообществ: безразличное или враждебное в первом случае, уважительное и доброжелательное во втором. Отмечу один любопытный момент в реакции американских слушателей: пару раз меня спрашивали, не пытался ли я использовать свои методы применительно к западным странам. Тогда я понял, что часть американских экономистов сомневается в точности американской экономической статистики. Мне она тогда казалась почти идеальной — даже советские экономисты пользовались ее данными… 2

В большинстве работ по советской экономике российские экономисты до сих пор опираются на расчеты ЦРУ США. Их не смущает даже то, что там вообще отсутствует динамика основных фондов, хотя в наших работах она, пусть и примерная, приводилась. А без нее невозможно понять развитие советской экономики. Есть от чего прийти в отчаяние… Однако давняя наша статья все еще волнует, оказывается, некоторых ученых. Так, неожиданно для меня, в предисловии к сборнику работ Кейнса уважаемый профессор МГУ С. Дзарасов в 2015 году, стремясь защитить советский социализм от его критиков, отнес к ним нас с Селюниным и привлек в союзники ЦРУ, которое якобы подтвердило оценки ЦСУ СССР. Он явно не знает рассказанной выше истории. А меня удручает сегодняшнее состояние дел: лукавая цифра в современной России процветает и побеждает.

В ХАОСЕ ДИКОГО РЫНКА

Крушение социализма в СССР и переход к рыночной экономике породили надежду, что с искажениями статистики будет если не покончено, то они как минимум радикально уменьшатся. Самим предприятиям это вроде теперь ни к чему: они работают не для плана. А власти клялись, что с проклятым коммунистическим прошлым в экономической статистике покончено раз и навсегда. Росстат для убедительности объявил о переходе на международные стандарты статистики. Однако быстро выяcнилось, что российской статистике можно доверять не больше советской. А то и меньше. Но в соответствии с изменением экономической системы изменился и характер искажений — их сферы, мотивы и причины. Они стали и более изощренными — выявить статистическую истину стало намного сложнее.

Начну с того, что в советские времена довольно легко можно было отделить достоверные показатели от недостоверных. К первым относились натуральные показатели всех видов, за исключением сельскохозяйственной продукции и автомобильных перевозок. Искажение этих показателей преследовалось в уголовном порядке, так как без их достоверности невозможно было управлять командной экономикой. На них она и ориентировалась в планировании. Теперь они не участвуют в экономическом управлении, и сочинять можно что угодно.

Мы с этим столкнулись, когда по привычке рассчитывали индекс промышленной продукции 90-х годов на основе выпуска продукции в натуральном выражении. Оказалось, что производство хлеба сократилось в два раза, чего не может быть, «потому что не может быть никогда». Потребление хлеба даже в самые тяжелые времена сокращается в последнюю очередь. Сократили производство легальные предприятия — вместо них появились многие тысячи мелких частных хлебопекарен, которые держались в тени. Мне рассказали, как собственник нового нелегального предприятия по производству стульев в Новосибирской области решил поинтересоваться данными Новосибоблстата. Оказалось, что он их производит намного больше, чем вся Новосибирская область... Еще больше занижались рыночные услуги. В конце 90-х я по секрету спросил у знакомой, директора парикмахерской, насколько она в отчетах занижает выручку. Она тихо ответила: в десять раз. Но были и противоположные примеры: автомобилистам стало бессмысленно накручивать тонно-километры, и сразу после 1990 года резко сократился статистически фиксируемый объем перевозок. К счастью, искажения натуральной статистики оказались незначительными в тяжелой промышленности, поскольку теневое производство там или совсем отсутствовало, или было незначительным. Это нам очень помогло в расчетах. И почти идеальной оказалась статистика по производству электроэнергии и перевозкам грузов железнодорожным транспортом, а это важный индикатор экономической активности. Что до остальных отраслей, то важнейшую роль в установлении истинной картины сыграли маркетинговые агентства — мы использовали их данные.

Долгое время состояние российской статистики внушало мне такой ужас, что я отказывался от альтернативных оценок российской экономики. Только в 1995 году я их возобновил, откликаясь на просьбу одного американского экономиста написать для намечавшегося сборника о российской экономике. Василий Селюнин умер в 1994 году, и мне пришлось привлечь новых коллег. Среди них были Ольга Ивановна Полосова и Наталья Викторовна Иванченко (Копылова), а с начала XXI века — Дмитрий Александрович Фомин, с которым мы сотрудничаем до сих пор. Всем им я бесконечно благодарен. Благодаря привлечению к расчетам и их анализу новых ученых спектр их расширился. Наши расчеты позволили уточнить многие показатели развития российской экономики. Cохранились главные особенности альтернативных оценок: многовариантность и опора на натуральные показатели.

Дальше я несколько утомлю читателей обилием цифр, за что прошу прощения. Но без них об экономике доказательно писать нельзя.

Наиболее сенсационные результаты были получены в отношении объема и динамики основных фондов. Мы начали систематические исчисления в этой области для современной России с промышленности, затем пришла очередь других отраслей экономики. Практически всех, кроме строительства, образования, здравоохранения и военного имущества. C нашей экспертной поправкой на разницу в качестве старых и новых производственных мощностей мы получили для 2001 года разницу в 8 раз. Проверили этот результат контрольными методами — все подтвердилось.

Даже квалифицированным экономистам потребуется огромное количество времени на проверку наших результатов. Придется прочитать все наши работы и проверить все исходные данные. Поэтому предлагаю простой путь. Всемирный банк проделал на основе данных национальной статистики расчет стоимости национального богатства 120 стран мира за 2005 год. Основные фонды России оказались в 16 раз меньше основных фондов США. Если учесть, что в России основные фонды оцениваются по полной стоимости, а не по остаточной — с учетом износа, как во всем остальном мире; а уровень их износа, по нашим расчетам, превышает 60%, разница составляет уже около 50 раз — чего опять-таки не может быть, потому что «не может быть никогда». С учетом разницы в объеме ВВП и структуры экономики разрыв мог быть максимум 6–7 раз. Получается недооценка основных фондов в РФ в те же 7–8 раз. Беглый взгляд на данные об объеме основных фондов с точки зрения их соответствия экономическому положению различных стран создает впечатление, что результаты РФ принадлежит к числу самых недостоверных из 120.

Здесь, конечно, требуется более тщательный анализ. Но если выяснится, что все это так, удар по престижу России окажется огромным — см. первый тезис этой статьи.

Полный расчет динамики основных фондов за 1991–2015 годы с погодовой разбивкой мы закончили только в этом году, до того вели примерные расчеты по большим периодам. Признаюсь: полученный результат даже нас удивил. Он не претендует на абсолютную точность — такого макроэкономическая статистика вообще не знает, но в его объективности мы уверены. Объем основных фондов по остаточной стоимости (с учетом износа) сократился по сравнению с 1991 годом почти вдвое — намного больше, чем в Великую Отечественную войну. В то время как статистика Росстата говорит о его росте на 51%. Почему? Помимо огромной недооценки стоимости основных фондов и их выбытия, все расчеты этого показателя Росстат, в отличие от других стран мира, ведет без учета износа.

На самом же деле весь этот период основные фонды ежегодно сокращались: довольно быстро в 90-е годы, медленнее в 2001–2015 годы, когда для капитальных вложений сложились благоприятные условия благодаря росту мировых цен на нефть. Но и этого оказалось недостаточно для возмещения износа основных фондов.

Происходящее сейчас в российской экономике объясняется отчасти этим, и именно этот аспект прошел мимо внимания властей и основной части научно-экономического сообщества, ибо они ориентируются на официальные данные Росстата. Для меня неизбежность длительного экономического кризиса в России была очевидна уже в середине 2000-х годов именно потому, что я обладал данными о реальном положении дел. Вспоминаю разговор с новосибирским экономистом осенью 2008 года, в разгар тогдашнего кризиса. Он был уверен, что кризис продлится полгода, максимум год, я же утверждал, что он продлится 10–12 лет. Мне смешно и грустно слышать сейчас уверения ряда правительственных деятелей и именитых экономистов о возможности достижения ежегодных темпов роста в 3–4%, а то и в 7–8%. Это свидетельство их вопиющей некомпетентности, недопустимого для квалифицированного экономиста слепого доверия к официальной статистике.

Мы проводили много расчетов по финансово-экономическим показателям ряда отраслей экономики для начала и середины 2000-х годов с учетом оценки основных фондов. При этом учитывали размер теневой экономики. Оказалось, что в отраслях реальной экономики показатели значительно ухудшались по сравнению с официальными, а в сфере рыночных услуг, как и следовало ожидать, радикально улучшались. Неизменно убыточными оказывались многие отрасли промышленности, а в период низких цен на нефть и вся промышленность, и сельское хозяйство, и железнодорожный транспорт.

Зато многие отрасли рыночных услуг оказывались фантастически доходными. По общественному питанию, розничной и оптовой торговле прибыль до уплаты налогов преуменьшалась в 21,2 раза, а после уплаты налогов — в 45,2 раза. Рентабельность с учетом прибыли после уплаты налогов вместо 2,8% оказалась равной 23%. Как говорится, комментарии излишни. Наши бизнесмены, отдадим им должное, в 90-х и первой половине 2000-х годов, не заглядывая в статистические справочники и не проводя альтернативных оценок, валом валили в сферу услуг и игнорировали почти все отрасли реальной экономики. Поэтому рестораны, кафе и магазины открывались тогда тысячами, а тысячи промышленных предприятий закрывались. Для проверки обоснованности наших расчетов мы показывали их руководителям некоторых предприятий сферы услуг. Их оценка нам очень помогла, приходилось вносить коррективы.

Незнание реального положения дел в сфере налогообложения, где преобладал уравнительный подход, привело к трагическим последствиям: налоговое бремя реального сектора оказалось губительно непосильным, а сфера услуг недодала казне миллиарды.

Результаты оценки динамики ВВП и продукции отдельных отраслей экономики оказались менее сенсационными, но все же. Начну с ВВП. По нашим расчетам, он до сих пор не достиг уровня 1991 года, в то время как Росстат показывает превышение его уровня на 13%. Отставание от уровня 1987 года, конечно, еще больше. При этом в 90-е Росстат даже несколько переоценивал величину спада ВВП из-за недостаточного учета теневой экономики. В то же время в 1998–2007 годы прирост ВВП сильно преувеличивался: вместо 82% он оказался равным 48%. Немало. Подъем 2000-х годов, помимо роста цен на нефть, объяснялся наличием больших резервов производственных мощностей и рабочей силы, образовавшихся в 90-е годы. После их исчерпания неизбежно должна была наступить сначала стагнация, а затем и спад, что и произошло в 2007–2015 годы.

При оценке этих данных надо иметь в виду следующее обстоятельство. В СССР был огромный, намного превосходящий нужды обороны страны, военно-промышленный комплекс. Его значительное сокращение было жизненно необходимо с точки зрения интересов экономики. Капиталистическим странам в прошлом относительно легко удавалось совершить конверсию военного производства. Так случилось в США и Великобритании в период после Второй мировой войны. Но там не было жесткого деления на военное и мирное производство. Компании производили военную и гражданскую продукцию одновременно. Это облегчало конверсию.

В СССР военное и гражданское производство были разделены стеной. Военный сектор — знаменитая «девятка» военно-промышленных министерств — был отделен от гражданского сектора административно и узами секретности, что не позволяло передач технологий и методов управления. Правда, в этом секторе производились и гражданские изделия бытового назначения особой сложности. Но они были второстепенной продукцией и часто работали на отходах военного сектора. Поэтому и конверсия в СССР была намного более сложной, чем в капиталистических странах. К тому же выросла доля узкоспециализированного военного производства — например, ядерного оружия. Добавьте сюда неумение работать на гражданского потребителя и нежелание перестраиваться на выпуск гражданской продукции — и получится, что получилось: в 90-е годы оборонные предприятия сократили производство в десятки раз. Даже значительный рост военного производства в 2000-е и 2010-е годы не изменил положения радикально.

Это сокращение можно трактовать и как отказ от ненужных товаров, к чему можно отнести и часть гражданской продукции — например, на CCCР приходилась треть мирового производства электромоторов... Тогда «полезный» ВВП окажется несколько выше. Еще одна поправка: ориентация на спрос дала рост ассортимента изделий, а расширение ассортимента занижает объем продукции. Эти поправки, однако, дают небольшую погрешность, не опровергающую наших выводов.

Мы уточнили динамику занятости населения, включив в нее нелегальный труд. Теперь стало возможным объективно оценить динамику факторов производства в постсоветский период. Производительность труда (выработка на одного работника) снизилась на 30% — вместо роста на 9%, по данным Росстата. Главный фактор здесь — снижение фондовооруженности на 45% — вместо роста на 45%, по данным Росстата. В то же время очень сильно выросла фондоотдача, на 80% — вместо падения на 25%, по данным Росстата. Этот прекрасный результат стал следствием, во-первых, лучшего использования основных фондов, плохо задействованных в советской экономике. А во-вторых, значительно выросла доля отраслей малофондоемких, прежде всего сферы рыночных услуг, которая в СССР была очень слабо развита. Появление массы новых магазинов, ресторанов, турбюро, спортклубов, медцентров не может не радовать. Вопрос в том, не превышает ли размер этой сферы возможностей экономики…


Окончание ЗДЕСЬ


На главную страницу блога