mrpumlin (mrpumlin) wrote,
mrpumlin
mrpumlin

Финансирование НТП

Все материалы данного блога предназначены для лиц старше 18 лет (18+)


Между "эконометристами" вроде Ханина и Фомина и "эмиссионными монетаристами" вроде Глазьева идет нескончаемый спор по поводу наличия свободных мощностей в экономике РФ и потенциала роста ВВП за счет целевой эмиссии. Трудно встать на чью то сторону однозначно, однако услышать и тех и других - необходимо. Мнение на этот счет Ханина и Фомина упоминается в постах Инвестиции и Инвестиции или смерть, а в нижеследующем посте представлено мнение Глазьева.


Сергей Глазьев, академик РАН, советник Президента РФ


Специалистам хорошо известно, что основным фактором современного экономического роста является научно-технический прогресс (НТП), на который приходится преобладающая часть прироста ВВП не только передовых, но и развивающихся стран. Не увеличение численности занятых и не сам по себе прирост основного капитала, как принято объяснять в эконометрических моделях, а воплощенный в них НТП является главным фактором развития современной экономики.

[Читать дальше...]
Следующим вопросом является объяснение самого НТП, который отсутствует как в мейнстриме экономической мысли, так и в проводимой в России макроэкономической политике. Руководители правительства много говорят о переходе на инновационный путь развития, но не создают необходимых для этого механизмов, по-видимому, считая, что НТП можно вызвать заклинаниями подобно тому, как шаман вызывает дождь среди засухи. В действительности, НТП является результатом экономической политики государства, сочетающей финансирование фундаментальных исследований, стимулирование поисковых исследований и НИОКР, венчурное финансирование инновационных проектов, проведение промышленной и инвестиционной политики. Последняя является важнейшей составляющей денежной политики в соответствии с рекомендацией классика денежной теории Джеймса Тобина, который доказывал, что целью политики Центрального банка должно быть создание максимально благоприятных условий для роста инвестиций.

Работы не только Джеймса Тобина, но и Йозефа Шумпетера, который утверждал, что банковский процент по макроэкономическому смыслу есть не что иное, как налог на инновации, по-видимому, неизвестны руководителям российских макроэкономических ведомств и регуляторов. Они руководствуются рекомендациями МВФ, в основе которых лежит вульгарная версия рыночного фундаментализма, сведенная к трем установкам Вашингтонского консенсуса: либерализация, приватизация, стабилизация. Последняя, согласно этой догматике, должна быть нацелена на снижение инфляции монетарными методами. На практике они сводятся к ограничительной денежной политике посредством повышения ставки процента и снижения денежной массы. Считается, что наряду с работой институтов защиты прав собственности и обеспечения конкуренции этого достаточно для обеспечения роста экономики за счет автоматической рыночной самоорганизации.

В экономической науке давно опровергнуты догмы рыночного фундаментализма, доказана несостоятельность основанных на них установок Вашингтонского консенсуса. Однако они по-прежнему навязываются развивающимся странам МВФ и последовательно реализуются российскими денежными властями. Последние упорно им следуют уже третье десятилетие, несмотря на катастрофические результаты их применения — как на постсоветском пространстве, так и в странах третьего мира.

В условиях структурной перестройки мировой экономики, обусловленной сменой технологических и мирохозяйственных укладов, проводимая в России денежно-кредитная политика является экономическим самоубийством. В то время как все другие страны наращивают денежную эмиссию для кредитования роста нового технологического уклада под символические проценты, снижая риски для новаторов и поддерживая инвесторов, российская экономика искусственно загоняется в стагфляционную ловушку и обрекается на нарастающее технологическое отставание и деградацию.

Ущерб от политики Банка России с момента перехода к таргетированию инфляции уже превысил 10 трлн руб. в пересчете на невыпущенную продукцию и 3 трлн руб. несделанных инвестиций, не говоря уже о потерянных рабочих местах и снижающихся все это время доходах населения.

Ресурсные ограничения позволяют российской экономике расти с темпом до 10% в год. Загруженность производственных мощностей в промышленности, включая недавно введенные в действие, составляет около 60%. С учетом скрытой безработицы возможно увеличение выпуска на 20% без увеличения численности рабочих. Возможности трудовой миграции из других постсоветских государств снимают ограничения по трудовым ресурсам при наращивании выпуска продукции на те же 40%. Это позволяют сделать и природные ресурсы, основная часть которых экспортируется в виде сырья низкой степени переработки. Нет ограничений и по интеллектуальному потенциалу, значительная часть которого рассеивается вследствие утечки умов, не нашедших приложения в России. Единственным ограничением для роста российской экономики является искусственно созданная нехватка кредитов для финансирования инвестиций в прирост основного и оборотного капитала производственных предприятий. Монетизация российской экономики явно недостаточна не только для расширенного, но даже и для простого воспроизводства. Объем инвестиций примерно вдвое ниже, чем был в конце советской эпохи, а норма накопления — вдвое ниже быстро растущих стран. И это — прямой результат проводимой денежно-кредитной политики.

Если устранить дисфункции в системе государственного регулирования экономики, то рост экономики может быть 4% в год, а если добавить специальные меры стимулирования, то и 8%.

Правительство вместо повышения налогов должно заниматься стимулированием деловой активности.

Нужно больше использовать механизмы рефинансирования коммерческих банков со стороны ЦБ посредством специальных инструментов, которые он применяет для целей льготного кредитования малого и среднего бизнеса, а также гарантированных правительством инвестиционных проектов в символических размерах.

Рефинансирование проектов, которые одобряются правительством, рефинансирование коммерческих банков под обязательства предприятий, специальная кредитная линия поддержки малого и среднего бизнеса, фондирование институтов развития - объем всех этих инструментов составляет около 200 млрд. рублей и мог бы быть увеличен до 3-4 триллионов рублей. Это дало бы возможность выйти на 8% рост ВВП за счет целевого кредитования инвестиционных проектов, модернизации и загрузки имеющихся производственных мощностей, более трети которых сегодня простаивает из-за недостатка оборотных средств.

Предлагаемые 3-4 триллиона всего лишь восполнят то сокращение денежной массы, которое произошло начиная с 2014 года вследствие политики ЦБ по повышению процентных ставок, и будет способствовать приближению монетизации российской экономики к оптимальному уровню и, следовательно, сопровождаться снижением инфляции.

Свободное плавание курса национальной валюты - это экзотический режим, который применяется крайне редко... Этот режим совершенно не подходит для таких больших стран с разнообразной и открытой экономикой, как российская. Ее нормальное воспроизводство требует стабильного курса, поскольку инвестиционный цикл в основных экспортно-ориентированных отраслях составляет от 5 до 15 лет. Свободно плавающий курс для нее – это все равно что постоянное землетрясение для большого многоэтажного города. Зачем это землетрясение искусственно вызывать, если российская валютно-финансовая система обладает избыточным запасом прочности, позволяющим легко поддерживать стабильный курс рубля? Объем золотовалютных резервов вдвое превышает величину денежной базы, что позволяет ЦБ легко удерживать стабильный курс рубля на любом разумном уровне, соответствующем ценовой конкурентоспособности российских товаров. У нас устойчиво положительный торговый баланс, курс рубля занижен по отношению к паритету покупательной способности в существенно большей степени, чем в большинстве развивающихся стран. Иными словами, не было, и нет никаких предпосылок для его неконтролируемых колебаний и обрушений...

Практически все страны, которые совершили экономическое чудо, имели фиксированный курс. Начиная с Японии, которая 20 лет держало курс йены фиксированным и заканчивая современным Китаем, который тоже держит фиксированный курс. Фиксированный курс это наиболее удобный для инвесторов режим, поскольку позволяет планировать инвестиции на годы вперед. И, конечно, при фиксированном курсе возможна коррекция, но она должна происходить одномоментно, резко и неожиданно для спекулянтов, чтобы не вызывать спекулятивные волны, игры против национальной валюты. Именно так поступают все разумные власти в мире.

Наше предложение, чтобы ЦБ, как ФРС США и другие уважаемые в мире центробанки объявил ориентиры по курсу, поддерживал эти ориентиры валютными интервенциями и принял меры по защите рынка от спекулятивных атак.

Нам нужно брать пример с Европы и Японии после Второй мировой войны и создавать долгосрочные инструменты рефинансирования и их наращивать. В России дефицит кредитных ресурсов сегодня составляет не менее 5 триллионов рублей и через инструменты рефинансирования нужно вернуть эти деньги в экономику. В случае Японии и Европы был высокий экономический рост без инфляции.


Кто сопротивляется правильному подходу к экономической политике? Те, кому выгодны дорогие деньги. Дорогие деньги... выгодны банкирам, прежде всего, государственным. То есть, государственные банки получают сегодня гигантскую выгоду от завышенных процентных ставок, причем получают ее дважды: во-первых как институты, имея возможность получать сверхприбыль, зарабатывая на банковской марже, во-вторых, как люди, которые принимают инвестиционные решения по отношению к своим заемщикам: они - как Боги решают сегодня, кому жить и кому умереть.

Вторая группа людей, которая поддерживает сегодняшнюю политику, - это финансовые спекулянты, которые имеют возможность зарабатывать до 100% годовых, манипулируя курсом рубля и финансовым рынком.

ЦБ думает, что поднимая процентную ставку, он тем самым стабилизирует финансовый рынок. Но в условиях открытой экономики эта простая схема не работает.

В составе спекулятивного сообщества на рынке большая часть сделок совершается в пользу иностранных заказчиков. Наш финансовый рынок, несмотря на санкции, открыт для краткосрочного спекулятивного капитала, который не чувствителен к процентной ставке. Поэтому когда ЦБ с помощью манипулирования ключевой ставкой пытается повлиять на состояние финансового рынка, это очень наивно и никакого стабилизационного эффекта не дает.

Эта группа людей хоть и небольшая, но она очень влиятельна, потому что она формирует политику: в их руках финансовый рынок, и они убеждают руководство страны, что все хорошо и ничего менять не надо.



http://vc.videos.livejournal.com/index/player?player=new&record_id=758558


https://www.youtube.com/watch?v=XsXwkQ7T4vw


https://www.youtube.com/watch?v=0tTXF09LTU8



На главную страницу блога

Tags: #дорогой кредит, #керритрейд, #политика цб, #спекулянты, #финансирование нтп
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments